Солянка имени Кайзера Вильгельма
Записи составляю как только, так и сразу, при наличии материалов
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Солянка имени Кайзера ВильгельмаПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | следующуюСледующая »


понедельник, 8 мая 2017 г.
Весело. Бюргер 19:59:50
Пробовал В Тылу Врага Лис пустыни за немцев пройти. Заглючило во второй миссии. Ибо англичане полезли прямо бесконечными волнами, что когда я захватывал их технику, мне оказалось их почти некем укомплектовывать, тупо всех посадил всех в танки. Интересно, а с чего глюк произошел.
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 7 мая 2017 г.
Как это? Бюргер 02:25:08
Проснулся. значит, и снег сыплет.
На дворе 7 мая.
Вопрос. как это возможно чтоб в мае сыпал снег.
Вроде бы не в Сибири и не на Севере живу.
Прoкoммeнтировaть
суббота, 6 мая 2017 г.
Было ли офицерство сословным? Бюргер 17:25:33


Император Петр Великий, создавая регулярную армию, возложил на дворянство всеобщую воинскую повинность (для образования офицерского корпуса), а на прочие сословия (кроме освобожденного от военной службы духовенства) наложил меньшую тяготу — рекрутские наборы, т. е. поставку в войска известного процента молодых людей. В последовавшие царствования система оставалась в главном неизменной — только дворянство выставляло офицеров, и офицерство было исключительно дворянским. Но в XIX в. так называемые разночинцы хлынули в администрацию государства, достигая даже ее вершин, и вслед за этим обнаружился прилив недворянских детей в офицерский корпус. Перед Великой войной Российское кадровое офицерство было по своему происхождению всесословным.

Закон не создавал никаких ограничений по сословному признаку — в праве каждого, по суду непорочного гражданина, стать офицером.

Было три способа стать кадровым офицером: 1) Имея аттестат зрелости (свидетельство об окончании гимназии, реального училища или кадетского корпуса), поступить в одно из военных училищ и, завершив его, получить погоны подпоручика. 2) Отличиться в военное время и из солдат быть произведенным в офицеры с правом достичь чина штабс-капитана (штаб-ротмистра), впрочем ординарец генерала Скобелева, всадник Абациев, достиг чина полного генерала. В мирное же время каждый солдат, закончивший срочную службу в унтер-офицерском звании, имел право держать вступительный экзамен в военное училище, чтобы стать офицером. 3) Имея свидетельство о прохождении полного курса среднеучебного заведения, поступить на военную службу солдатом-вольноопре­деляющимся, прослужить один год (обычные солдаты служили три года), выдержать экзамен на чин прапорщика запаса и, имея этот первый офицерский чин, сдать экзамен за курс военного училища; после этого следовало производство в чин подпоручика запаса, и этот офицер мог ходатайствовать о зачислении его на действительную военную службу, что было совершенным уравнением его со сверстниками, нормально прошедшими курс военного училища.

Все три пути были открыты для всех. Вольноопределяющимс­я мог стать молодой человек любого сословия и сделаться по экзамену кадровым офицером; солдатами были люди всех сословий, и каждый мог, либо отличившись на войне, либо поступив в военное училище, быть произведенным в офицеры; а обычный путь через военное училище был открыт для всех юношей, независимо от их сословного происхождения. Кадровым офицером мог стать княжеский сын и сын дворянина, и сыновья священника, купца, почетного гражданина, крестьянина, мещанина, ремесленника и рабочего. И не только мог стать теоретически, по закону, но и становился фактически и притом без каких-либо затруднений.

Единственным ограничением был утвержденный законом статут Пажеского Его Императорского Величества корпус, куда могли вступать лишь дети или внуки чинов Царской свиты, генералов и генерал-лейтенантов­. Но это не было сословным ограничением, раз в свиту зачисляли офицеров, независимо от их сословного происхождения, раз до генеральского чина мог дослужиться каждый офицер, а офицером мог сделаться каждый человек, какого бы происхождения он ни был. Основной целью этого несословного ограничения при приеме в Пажеский корпус было желание окружить трон пажами, избранными среди заслуженнейших слуг Царя — генералов и адмиралов. Фельдфебель корпуса, лучший из воспитанников, назначался состоять пажом при Государе, а известное количество пажей состояло при Высочайших Особах, совмещая учение в корпусе с выполнением пажеских обязанностей на дворцовых торжествах.

В Санкт-Петербурге было два военных училища — Павловское (пехотное) и Николаевское (кавалерийское), куда принимались преимущественно дети потомственных дворян. Не закон ставил это ограничение, а традиция гвардии, требовавшая, чтобы ее полки комплектовались офицерами из потомственного дворянства — эти два училища служили главным образом для укомплектования гвардии.

На особом положении был и офицерский состав Флота и Морской корпус, выпускавший молодых людей офицерами во флот. Это проистекало от особенностей морской службы и от флотских традиций, основанных на заветах славных Российских флотоводцев. <…>

Не располагая документальными статистическими данными, невозможно установить процентное отношение офицеров разного сословного происхождения. Но, по воспоминаниям авторов этого очерка, создается такая картина: в гвардейских пехоте и артиллерии 100 % офицеров было из потомственных дворян; меньший процент был в гвардейской коннице и еще меньший — среди «числившихся по гвардии» офицеров Главных Военных Управлений и кадрового состава Военно-учебных заведений; в армейских войсковых частях процентное отношение колебалось между 75 и 25 %, причем не потомственно-дворян­ская часть офицеров состояла преимущественно из детей личных дворян, купцов, священников и крестьян. Колебания процентов зависели не только от рода войска (в коннице — больше, в пехоте — меньше), но и от стоянки войсковой части: много юнкеров при выпуске из военного училища брали вакансии в полки, расположенные в месте пребывания своих родителей, вследствие чего, скажем, полки Московского гарнизона имели большой процент дворянских и купеческих отпрысков, а полки в Ташкенте или Омске — меньший процент, потому что в Московском населении дворянская и купеческая группы были процентуально многочисленнее, чем в населении азиатской России.

Не настаивая на точности вышеприведенных цифр, можно все же утверждать, что в годы перед Великой войной Российское офицерство состояло в большинстве не из родового дворянства, а из людей, чьи деды или только отцы, а зачастую лишь сами эти лица были удостоены дворянства: не дворянское звание делало офицером, а офицерское звание делало дворянином.

С момента вступления юноши в кадетский корпус или молодого человека в военное училище исчезало понятие о сословном различии, если оно было привито в семье. В офицерской среде никогда и ни при каких обстоятельствах не ощущалось различие происхождения: все были офицерами на службе Его Величества, и только разница чинов устанавливала градацию прав и обязанностей. А чины приобретались вне зависимости от происхождения: если уже в старину люди, как тогда говорили «низкого происхождения», достигали наивысших чинов в Армии, то в начале XX века ни закон, ни традиция, ничто не препятствовало людям всех сословий восходить на высшие ступени военно-иерархическо­й лестницы: в офицерстве было абсолютное сословное равенство. <…>
Прoкoммeнтировaть
О времена, о нравы. Какие нынче нереальны. Бюргер 10:44:25
Русская аристократка Марья Алексеевна Салтыкова любила играть... не в солдатиков, а с солдатиками. По ночам. Если выдавалось свободное время, то дама стремилась проводить его в обществе солдат прямо в казармах. Княжна по ночам рядилась в мужской наряд и пробиралась к гренадерам — для обмена мнениями и для всего остального...
По некоторым источникам у Марьи Алексеевны было около трех сотен любовников-солдат.
Подробнее…Взято отсюда:https://m.vk.com/wall-27989623_109355
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
пятница, 5 мая 2017 г.
Пистолеты и револьверы состоявшие на вооружении в странах-участницах Первой Мировой войны часть 6. Бюргер 19:46:53
Пистолеты и револьверы состоявшие на вооружении в странах-участницах Первой Мировой войны

Сигнально-осветител­ьные средства русской армии
Часть 6-ая

Ракетница Шульмана.

Сигнальный патрон закладывался между двух открывающихся полуцилиндров «ракетницы Шульмана». Воспламенение заряда осуществлялось с помощью тёрочного устройства со шнурком и привязанным к нему кольцом.
­­
Прoкoммeнтировaть
четверг, 4 мая 2017 г.
Русское Сомали Бюргер 18:36:31
10 декабря 1888 года из Одессы отплыл пароход со 150 терскими казаками-добровольц­ами на борту. Возглавлял отряд авантюрист Николай Ашинов. Целью экспедиции было заявлено сопровождение духовной миссии в христианскую Абиссинию (Эфиопию).

В 1883 году Ашинов уже побывал в Абиссинии: выдав себя за представителя русского императора, он вёл переговоры с эфиопским негусом (императором) относительно политического и церковного сближения двух стран.

6 января 1889 г. отряд Ашинова высадился на берегу Французского Сомали (совр. Джибути). Французы полагали, что целью русской экспедиции действительно является Абиссиния, и не препятствовали русскому отряду. Но, к их удивлению, Ашинов нашёл в окрестностях заброшенный египетский форт Сагалло и стал там обустраиваться. Форт был переименован в Новую Москву или станицу Московскую, а земля на пятьдесят вёрст по берегу и сто вёрст вглубь объявлена российской территорией.

Прибывший в крепость французский офицер потребовал в кратчайшие сроки покинуть Сагалло. Ашинов отказался. Франция тогда находилась в союзных отношениях с Россией, и местные власти не решились на самостоятельные действия по выдворению со своей территории, пусть и незваных, но представителей дружественной державы.

Началась переписка между Парижем и Петербургом. Император Александр отреагировал на авантюру Ашинова довольно резко: «Непременно надо скорее убрать этого скота(так и написано. не моя придумка) Ашинова оттуда... он только компрометирует нас, и стыдно будет нам за его деятельность». Авантюра Ашинова могла помешать успешно развивавшемуся процессу российско-французск­ого сближения. Французскому правительству было сообщено, что Россия не будет против, если Франция примет меры по выводу русского отряда со своей территории.

Получив карт-бланш от русского правительства, французы направили к Сагалло эскадру в составе крейсера и трёх канонерок. После того, как Ашинов, очевидно не понимая серьёзности положения, вновь отказался подчиниться требованиям французов, те начали обстрел крепости. Несколько русских было убито и ранено. Наконец над Сагалло в качестве белого флага подняли рубаху Ашинова. Поселенцы были переданы прибывшему за ними русскому военному кораблю «Забияка», увёзшему их на родину.
Прoкoммeнтировaть
Пролежало в жестянке полвека и съедобно. Бюргер 18:33:38
Чтобы армия была боеспособной, ее нужно вооружить, одеть, обуть и накормить. Об оружии, снаряжении и обмундировании мы рассказывали в рубрике «Первая мировая» уже не раз. Пришло время обратить внимание и на военную еду. И тут есть что вспомнить, ведь многое из того, что давным-давно стало частью нашей обычной жизни, было либо изобретено, либо получило широкое применение именно благодаря Первой мировой.

Килограмм хлеба, 100 граммов крупы, 400 граммов свежего мяса, 20 граммов сахара, 0,7 граммов перца — таков по уставу был ежедневный рацион русского солдата в начале Первой мировой войны. Французы поначалу готовили себе сами — из продуктов, выданных интендантом или полученных в посылке из дома. Но уже к 1915 году стало ясно, что костры в ночи — прекрасная мишень для немецких снайперов, и во французской армии впервые был введен регулярный паек: 650 г галет, 400 г мяса или рыбы, 60 г риса, 12 г кофе. Немецким солдатам полагалось 750 г хлеба, 300 г говядины, 600 г картофеля, 125 г сыра. Но по мере того как война принимала затяжной характер, солдатские пайки сокращались. К 1917 году солдаты всех воюющих армий уже питались в основном сухарями, брюквой, сушеными овощами и цикорием. А главной солдатской радостью стала тушенка — по 200-300 граммов в день.

Обед в жестянке

В 1966 году в Москве произошел забавный случай. Пенсионер Андрей Васильевич Муратов принес во Всесоюзный научно-исследовател­ьский институт консервной промышленности банку, которую получил на фронте, во время Первой мировой войны. На банке была надпись: «Петропавловские консервы. Мясо тушеное. 1916». Специалисты НИИ, исследовав мясо, установили: тушеная говядина прекрасно сохранилась и пригодна в пищу. Несмотря на то, что пролежала в банке ровно полвека!

Вопрос о том, как сохранить продукты, чтобы накормить армию в дальнем походе, стоял перед людьми много веков. Решали его по-разному. Египтяне мариновали жареных уток в оливковом масле, а затем складывали в амфоры и закупоривали смолой — одну такую амфору археологи нашли во время раскопок гробницы Тутанхамона,индейцы­ готовили «пеммикан» — мясо или рыбу сушили на солнце, затем перемешивали с пряностями, прессовали и хранили в кожаных мешках до полугода.

Стерилизованные консервы были изобретены в начале XIX века благодаря Наполеону Бонапарту. В 1795 году Франция вела сразу несколько войн — против Пруссии, Англии и Австрии. По настоянию Бонапарта, в ту пору командовавшего армией в Северной Италии, Конвент объявил конкурс на лучший способ длительного хранения продуктов. Его выиграл повар Николя Аппер, владелец ресторанов в Париже. Взяв за основу теорию двух ученых — ирландца Нидгэма и итальянца Спалланцани, о том, что порчу продуктов вызывают гнилостные микробы, Аппер решил убить бактерии путем нагревания. Он расфасовал по банкам крепкий бульон, жаркое, тушеные овощи и засахаренные фрукты, а затем прокипятил банки в соляном растворе в течение двух часов при температуре 110-115 градусов Цельсия. Когда же восемь месяцев спустя Аппер попробовал консервы, продукты оказались не только съедобными, но еще и вкусными. За это изобретение в 1809 году он получил от Наполеона титул «Благодетель человечества» и 12 000 франков, на которые открыл в центре Парижа первый в мире магазин консервов «Разная снедь в бутылках и коробках».

Однако консервы надо было не только правильно готовить, но и легко транспортировать. Проблему с тарой решил в 1810 году английский коммерсант Питер Дюран. Он разработал консервные банки из жести с запаянной крышкой. Прежде чем получить патент на изобретение, Дюран проверил его на прочность. Сложив в банки консервированный суп, мясо и молоко, он отправил их на четыре месяца в плавание на английском корабле, а после съел — без вреда для здоровья.С середины 20-х годов XIX века французские, английские, а затем и американские солдаты стали получать в довольствие консервы. В Европе консервировали мясо и овощи, в Америке — тунца, омаров и фрукты. Правда, ни военные, ни моряки, ни путешественники консервов не любили. Большую часть позапрошлого столетия, прежде чем съесть консервы в банках, приходилось помучиться. Жестянки были слишком большие по объему (в иные входило 13,5 кг мяса) и слишком тяжелые. В 1895 году норвежский полярник Фритьоф Нансен отказался брать груз консервов в экспедицию на Северный полюс, заменив их питательной смесью из сала, меда, орехового масла, шоколада и рыбьего жира. К тому же, открывать банки было непросто. Консервный нож был изобретен в Америке лишь в 1860 году. А до того, сорок лет жестянки открывали молотком и долотом. Порой вся английская морская экспедиция была не в силах откупорить банку тушеной свинины.В России начала XIX века о консервах хоть и знали, но им не доверяли. Еще в 1812 году русские солдаты, находя во французских обозах запечатанные бутыли, уверяли, что внутри «лягушатина». Единственный, кто рискнул попробовать трофейные консервы, был главнокомандующий русской армией Михаил Илларионович Кутузов. Остальные или полагались на интендантов, подвозивших на фронт тонны муки и подгонявших стада бычков, или запасались сухарями и сушеным супом со специями, который еще в 1763 году в заказе для полярной экспедиции описал ученый Михаил Ломоносов.

В 1904 году бакалейщик из Нью-Йорка Томас Салливан, рассылая образцы чая своим клиентам, решил сэкономить и расфасовал чай не в жестяные коробки, как обычно, а в маленькие шелковые мешочки, сшитые вручную. Клиенты же его задумки не поняли и стали заваривать чай прямо в мешочках. Это оказалось удобно и просто. Вслед за Салливаном и другие торговцы начали расфасовывать чай в пакетики, с одной поправкой — дорогой шелк они заменили на дешевую марлю. Чайные пакетики современной конструкции — из фильтровальной бумаги — появились в Германии в 1938 году.

Потребность в консервах остро стала перед русской армией в годы Восточной войны. Из-за плохих дорог интенданты не успевали вовремя доставлять войскам продовольствие, и русские солдаты питались сухарями и кашицей из мяса отощавшего от бескормицы скота. Чтобы избежать впредь голода в армии, император Александр II распорядился закупить за границей пробную партию консервированных продуктов. Опробовав их сначала на заключенных, затем на студентах, врачи признали консервы годными в пищу.

В 1870 году в Петербурге предприниматель Франц Азибер открыл первый в России консервный завод. В отличие от европейцев, закатывавших в банки в основном свинину, российский фабрикант взял за основу говядину, сочтя, что это мясо больше всего подходит солдатам по вкусу, а казне — по цене.

В 1875 год консервы вошли в солдатский паек. А также были заложены на госхранение для нужд армии. Они были нескольких видов: щи с мясом и кашей, мясо с горохом, рагу. Но самыми популярными у солдат были банки мяса тушеного, или попросту — тушенки. Именно ею в годы Первой мировой войны царское правительство накормило 14 миллионов солдат и офицеров! Мясо, надо сказать, было отменным. Для изготовления тушенки брали говядину, выдержанную 48 часов после убоя, тонко нарезали, тушили два часа, затем раскладывали по банкам вместе с салом, перцем и лавровым листом и стерилизовали. В одну банку входил фунт тушенки — суточная норма мяса для низших чинов. На этикетке было написано, как правильно употреблять содержимое: вскрыть штыком, разогреть и съесть прямо из банки.
Кстати, еще в 1897 году русский инженер Евгений Федоров изобрел жестяную банку с самоподогревом. У банки было двойное дно, в котором содержались негашеная известь и вода. Один поворот днища — вода и известь соприкасались, и банка нагревалась в результате химической реакции. В 1915 году фабриканты стали расфасовывать в такие банки тушенку и ограниченными партиями отправлять ее на фронт. Генерал Андрей Шкуро, командовавший в 1918 году отрядом пластунов на Кавказе, вспоминал, что тушенка с самоподогревом не раз выручала их в турецком тылу — быстро, вкусно, а главное, не демаскирует во время вылазок.

Запасов тушенки, сделанных в годы Первой мировой, хватило и на Гражданскую войну. Причем как красноармейцам, так и белогвардейцам.

«Второй фронт»

К началу Второй мировой войны Госрезервом были сделаны значительные запасы тушенки для нужд армии. Однако большинство армейских складов Госрезерва располагались на западе страны и потому были захвачены немцами в первые же месяцы Великой Отечественной войны. Оставшихся запасов тушенки Красной армии хватило до 1943 года. После 1943-го советских солдат выручала американская тушенка, поставлявшаяся в СССР по ленд-лизу. Солдаты называли ее в шутку «Второй фронт» и готовили с ней самую разную еду. Один из вариантов был кулеш. В кипящую воду бросали пшено, затем добавляли картошку, лук, тушенку и перец. Получалось нечто среднее между мясным супом и кашей.

Прoкoммeнтировaть
Похоже это был единственный бой против революции в феврале 1917 года Бюргер 11:00:12
Борьба отряда Кутепова с силами Февральской революции — единственная за всё время революционных событий Февраля 1917 года попытка вооружённой борьбы с революционными силами. Бои вёл в Петрограде 27 февраля (12 марта) 1917 года сводно-гвардейский отряд под командой находившегося в столице в отпуске полковника А. П. Кутепова. Помощник командира Преображенского полка полковник Кутепов прибыл с фронта в Петроград в трёхнедельный отпуск в двадцатых числах февраля 1917 года — в тот момент, когда в столице уже царило предреволюционное настроение, по улицам передвигались толпы рабочих и солдаты в караульной амуниции с винтовками. Каждый день происходили манифестации, что он сам мог наблюдать и чему был поражён, успев лишь сойти с поезда.
(хочу напомнить что основные батальоны полка погибли на Стоходе, а в Петрограде были запасные батальоны)
Остановившийся у своих сестёр на Васильевском острове полковник лейб-гвардии Преображенского полка Кутепов на следующее утро отправился в Преображенские казармы на Миллионной улице, где от поручика Макшеева узнал о бунте части лейб-гвардии Волынского запасного полка, о том, что восставшие ворвались в казармы нестроевой роты Преображенского запасного полка и заставили к себе присоединиться солдат-преображенце­в и убили пытавшегося их выдворить полковника Богданова. Кутепов распорядился находящимся в казармах офицерам отправляться к своим ротам и находиться со своими солдатами. В это время за Кутеповым прибыл автомобиль от командующего Петроградским военным округом генерала С. С. Хабалова с приказанием немедленно ехать в градоначальство на Гороховую, где полковника ожидал сам Хабалов, градоначальник генерал А. П. Балк, полковник Павленков и несколько жандармских офицеров, все присутствовавшие выглядели расстроенными и растерянными. Хабалов назначил Кутепова начальником карательного отряда для борьбы с восставшими, отклонив указание полковника о том, что тот не имеет никакого отношения к запасному полку и предложение назначить более известное в столице лицо вместо него — отпускника и случайного в столице человека. Кутепов в этот момент ещё не догадывался, что такого человека у Хабалова просто нет, а он имел репутацию верного и энергичного офицера-фронтовика.­ Ему было поручено «оцепить район от Литейного моста до Николаевского вокзала и всех, кто будет в этом районе, загнать к Неве и там привести в порядок». На замечание Кутепова, что он не остановится перед расстрелом мятежной толпы, но для оцепления ему нужно не менее бригады, Хабалов развёл руками и пообещал дать «то, что есть под руками» в виде роты Кексгольмского запасного полка с пулемётом, две роты преображенцев и 12 пулемётов из числа 24, имевшихся у движущейся к Градоначальству пулемётной роты. Покинув Градоначальство, полковник распорядился роте лейб-гвардии Кексгольмского запасного полка, которая произвела на него хорошее впечатление, двигаться по Невскому проспекту в сторону Литейного. Около Гостиного двора к отряду присоединилась рота преображенцев во главе с поручиком Сафонова и рота этого же полка поручика Брауна. На вопрос полковника о состоянии их солдат, ротные ответили, что солдаты у них хорошие, но не получавшие питания со вчерашнего вечера; Кутепов распорядился накормить солдат при первой же возможности. Близ Александринского театра отряд встретил идущую к Градоначальству пулемётную роту, которая не ответила на его приветствие, а командир роты, штабс-капитан, доложил, что пулеметами нельзя пользоваться, так как нет ни воды, ни глицерина. Полковник приказал ротному добыть всё необходимое и приготовить пулемёты к бою. Отряд Кутепова добрался до перекрёстка Литейного с Невским проспектом и остановился по приказу командира, отправившегося выяснять у городовых, не проходила ли здесь рота Егерского запасного полка. Тут к Кутепову подбежал подъехавший на извозчике командир лейб-гвардии Преображенского запасного полка полковник князь Аргунский-Долгоруко­в, передавший приказ Хабалова кутеповскому отряду возвращаться в связи с движением уже совершившей поджог здания Окружного суда толпы взбунтовавшихся солдат и рабочих в направлении Зимнего дворца. Кутепов передал Хабалову, что пойдёт по Литейному проспекту, потом по Симеоновской улице в направлении цирка Чинизелли, чтобы выйти на Марсово поле, где он и надеялся застать эту толпу, которой так опасался генерал Хабалов. Двигались в следующем порядке: рота Кексгольмского запасного полка, пулемётная полурота, две роты Преображенского запасного полка. Впереди отряда шёл сам полковник Кутепов. По мнению историка Г. М. Каткова это решение оказалось роковым для экспедиции Кутепова: с этого момента полковник потерял связь с генералом Хабаловым до самого конца дня и потратил много времени на переговоры с группой восставших на Литейном и на примыкающих улицах. В своих показаниях Муравьёвской комиссии Хабалов впоследствии так описал этот эпизод:
И вот отряд в составе 6 рот, 15 пулеметов и полутора эскадронов, под начальством полковника Кутепова, героического кавалера, был отправлен против бунтующих с требованием, чтобы они положили оружие, а если не положат, то, конечно, самым решительным образом действовать против них… Тут начинает твориться в этот день нечто невозможное!… А именно: отряд двинут, — двинут храбрым офицером, решительным. Но он как-то ушел, и результатов нет… Что-нибудь должно быть одно: если он действует решительно, то должен был бы столкнуться с этой наэлектризованной толпой: организованные войска должны были разбить эту толпу и загнать эту толпу в угол к Неве, к Таврическому саду…
Близ казарм лейб-гвардии 1-й Артиллерийской бригады — на углу Литейного проспекта и Артиллерийского переулка — отряд наткнулся на группу офицеров лейб-гвардии Литовского запасного полка. Рядом было видно, как в казармах полка бьют стёкла и из них выбегают солдаты. Командир Литовского запасного батальона объяснил Кутепову, что в их казармы ворвалась руководимая штатскими группа солдат его же полка и волынцев, и стала настаивать на присоединении находившихся в казармах солдат к восставшим.В направлении кутеповского отряда вдоль Литейного засвистели пули и послышалась пулемётная стрельба. Кутепов не мог бросить этих офицеров на произвол судьбы, и решил действовать здесь, распределив силы, перекрыл улицы и приказал в случае сопротивления толпы открывать огонь. Передать по телефону Хабалову сообщение с описанием обстановки и предупреждением о том, что Кутепов не может уйти отсюда для выполнения его приказания, был отправлен подпоручик Скосырский. Солдаты Волынского полка пребывали нерешительности, один из унтер-офицеров от их имени попросил Кутепова построить их и отвести обратно в казармы. Солдаты опасались расстрела за мятеж, и Кутепов обещал, что те, кто присоединится к нему, расстреляны не будут. Восставшие обрадовались этому объявлению и подняли Кутепова на руках, чтобы его обещание могли слышать все.
Подробнее…На руках у солдат я увидел всю улицу, заполненную стоящими солдатами (главным образом Литовского и Волынского зап. полков), среди которых было несколько штатских, а также писарей Главного Штаба и солдат в артиллерийской форме. Я сказал громким голосом: «Те лица, которые сейчас толкают вас на преступление перед государем и родиной, делают это на пользу нашим врагам-немцам, с которыми мы воюем. Не будьте мерзавцами и предателями, а останьтесь честными русскими солдатами.»
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
среда, 3 мая 2017 г.
Пистолеты и револьверы состоявшие на вооружении в странах-участницах Первой Мировой войны Бюргер 17:42:59
Сигнально-осветитель­ные средства русской армии
Часть 5-ая
Мортирка 4-го калибра предназначалась для метания сигнальных ракет из револьвера системы «Наган» и винтовки Мосина. Пуск ракеты мог производиться при выстреле как холостым, так и боевым патронами. При стрельбе холостым патроном использовалась специальная втулка.
Она состояла из шейки, надеваемой на дульную часть ствола, трубки для прохода пули и корпуса, расположенного параллельно стволу. Корпус имел канал для отвода пороховых газов боевого патрона, которые использовались для выталкивания сигнальной ракеты. При стрельбе холостым патроном использовалась специальная втулка с 3-миллиметровым отверстием, навинчиваемая на трубку мортирки.
Подробнее… Иллюстрации прикреплю позже
Прoкoммeнтировaть
Как хотели одеть РККА Бюргер 15:07:00


Рождение буденовки.
После успешного штурма Зимнего в октябре 1917 года большевики оказались один на один не только с внутренней контрреволюцией, но и с хорошо обученной и прекрасно технически оснащенной немецкой армией.
В феврале 1918-го, нарушив договор о перемирии, кайзеровские войска перешли в наступление. Остановить их было некому — старая армия уже не существовала, а новая еще не создана. Не встречая никакого сопротивления, немцы дошли до Пскова и готовились к штурму Петрограда.
Казалось, еще день-два и молодой советской республике — конец, тем более что в стране начался голод и, воспользовавшись этим, подняла голову контрреволюция. Петроград бурлил! Не помогло даже то, что в городе было объявлено осадное положение. И тогда правительство обратилось к народу с написанным Лениным воззванием: «Социалистическое отечество в опасности!» Главным в нем было: спасти Россию и ее столицу Петроград от иностранного порабощения. Как ни покажется это странным — ведь противников у большевиков было более чем достаточно, — этот призыв дошел до сердца каждого русского человека: никто и в мыслях не мог допустить, чтобы отдать Петроград немцам.
Началась массовая запись добровольцев в отряды Рабоче-Крестьянской­ Красной Армии. 23 февраля эти отряды и кое-как сколоченные части старой армии остановили парадное шествие немецких войск. Этот день принято считать днем рождения Красной Армии. Но никакой Красной Армии фактически еще не было.
Именно поэтому в апреле того же года комиссар латышского стрелкового корпуса Петерсон разработал проект так называемого Военного Комиссариата, в котором констатировал, что «наскоро созданная Красная Армия не способна защитить Советскую власть от внешних и внутренних врагов, поэтому необходимо привлечь кадры из состава бывших офицеров царской армии, при условии самого строгого контроля за их деятельностью со стороны надежных партийных работников, то есть военных комиссаров».
Проект был одобрен, и 8 апреля соответствующий декрет подписан Лениным.
Это был первый шаг в создании по-настоящему боеспособной революционной армии. Но главные трудности были впереди. Ведь мало сплотить солдат идейно, мало объяснить, за что они борются, надо дать им оружие, накормить, одеть, обуть. Надо, наконец, сделать так, чтобы разрозненные, полупартизанские части стали похожи на революционную армию и внешне. Иначе говоря, вместо погон, папах и лампасов нужна была совершенно новая форма, которая бы сплачивала так же, как и идеи, за которые бойцы шли на смерть.
Именно поэтому появился следующий документ:
«ПРИКАЗ ВОЕННОГО КОМИССАРА ПО ВОЕННЫМ ДЕЛАМ № 326
Москва, 7 мая 1918 г.
Присем объявляется положение о конкурсе по установлению формы обмундирования Рабоче-Крестьянской­ Красной Армии.
ПРЕДМЕТ КОНКУРСА
Предметом конкурса является проектирование обмундирования Рабоче-Крестьянской­ Красной Армии, заключающего в себе — одеяние, обувь, снаряжение (для пехотинца и кавалериста) и головной убор.
ТРЕБОВАНИЯ, КОТОРЫЕ ДОЛЖНЫ УЧИТЫВАТЬСЯ ПРОЕКТАМИ
Формы обмундирования, вполне отличаясь от старых, должны быть спортивно-строгими,­ но изящными в своей демократической простоте и отвечающими по стилю духу народного творчества.
Возможная дешевизна обмундирования должна служить общим стремлением при выборе материала для проектируемых форм. Материал обмундирования должен быть избран из наиболее практичных сортов, приспособленных к продолжительному хранению и массовой выработке при современной технике русской промышленности.
Обмундирование должно быть приспособлено к временам года, доставлять носящему его наилучшие гигиенические условия, предохранять от простуды и не затруднять кровообращения и дыхания.
Формы обмундирования не должны заключать в себе каких-либо особо ярких по цвету и резких демаскирующих линий. Защитный цвет формы избирается путем отдельного, не входящего в конкурс, оптически-лаборатор­ного исследования.
ПРАВИЛА ПРОИЗВОДСТВА КОНКУРСА
Проекты должны представляться по форме достаточно четкими и ясными, с необходимыми чертежами, указаниями и, желательно, с рисунками в красках, табелями ростов и выкройками, могущими обеспечить конструктивную исполнимость представленных проектов.
Последние должны подаваться или пересылаться почтой в запечатанных конвертах или обложках, с указанием избранного автором девиза. Листок с фамилией автора и с указанием его девиза должен быть запечатан в особый конверт, который вскрывается жюри после окончательного постановления о предъявленных проектах.
Последний день подачи, присылки или, вообще, поступлений проектов назначается на 10 июня 1918 года.
Экспертиза представленных проектов производится последовательно шестью экспертными комиссиями: отдела искусств Комиссариата народного просвещения, интендантской, сапожно-портняжно-ш­орной, санитарной, походно-строевой и маскировочной.
Проекты выставляются для осмотра в помещении Конкурса на Маскировочных курсах военных сооружений Р.К.К.Армии (Москва, Поварская угол Молчановки, здание 5-й гимназии).
Жюри образуется по избранию Народного комиссариата по военным делам из пяти представителей разных родов оружия и шести экспертов по указанным выше специальностям. Решение жюри поступает на утверждение Комиссариата по военным делам.
За каждый из первых двадцати проектов обмундирования или отдельных частей его (одеяния, обуви, снаряжения или головного убора), признанных комиссией заслуживающими внимания, народным комиссариатом по военным делам уплачивается представителю проекта четыреста рублей в случае одобрения проекта всего обмундирования, а за одобренную отдельную часть проекта по сто рублей.
Первые три лучшие проекта приобретаются Комиссариатом в собственность Российской Федеративной Советской Республики за дополнительное вознаграждение в две тысячи рублей за полный проект обмундирования, а за проект отдельных частей обмундирования по пятьсот рублей».
Читая это положение о конкурсе теперь, нельзя не удивляться его спокойному и деловому тону. Просто поразительно, как можно было в ту пору заниматься такими, казалось бы, пустяками, как «спортивно-строгий и изящный стиль» будущей формы, затевать канитель с девизами конкурсантов, созданием жюри, привлечением экспертов и т.п. Ведь немцы уже оккупировали Украину, белочехи захватили Поволжье и Сибирь, белоказаки — Дон и Кубань. В зажатой в кольцо блокады стране свирепствовали эпидемии, царил голод, лютовали различных мастей банды. Многие представители интеллигенции, в том числе и художники, бежали за границу или переметнулись в лагерь контрреволюции, а признавшие советскую власть делили с народом его беды и тоже гибли от голода, холода и болезней.
И все же организаторы конкурса были уверены, что найдутся художники, которые захотят служить своим искусством республике, народу и его революционной армии.
К сожалению, установить имена всех участников конкурса не удалось — многие девизы так и остались нерасшифрованными, хотя точно известно, что в нем принимали участие такие известные художники как Кустодиев и Васнецов. Известно и другое — работ было выставлено так много, что здание 5-й гимназии стало центром художественной жизни Москвы. Эскизы большинства образцов формы сохранились. Благодарить за это надо З.З.Виноградова — фотографа Комиссии. Не трудно представить мое волнение, когда в одном из музеев, среди какого-то хлама я нашел старую коробку из-под обуви, в которой лежало полтора десятка стеклянных негативов, которым без малого девяносто лет. А чего стоило их отпечатать, ведь работать с такими негативами теперь уже никто не умеет! Но мы их отпечатали и, в буквальном смысле слова, дрожащими руками доставали из кюветы бесценные фотографии.
Очень оригинальные эскизы предложил Борис Кустодиев. На одном из них рукой художника написано: «летняя, лагерная или походная» — укороченные брюки, гольфы и несколько американизированная­ шляпа. Или другой вариант: мундир, белая рубашка, галстук, мягкая шляпа или картуз. Здесь же образец осенне-зимней формы: те же короткие брюки, гольфы, укороченная шинель и каскетка.
Другие предлагали форму романтического характера, напоминающую одежду наполеоновских солдат: здесь и кивер, и аксельбанты, и высокие узкие сапоги, и даже султан на шлеме.
Еще один образец, он гораздо практичнее: шляпа, правда, напоминает тирольскую, и ее трудно представить на голове красноармейца, а вот застежки на гимнастерке, так называемые «разговоры», впоследствии прижились.
Сохранились и другие модели, совсем близкие к той форме, которая впоследствии была узаконена в Красной Армии. Но вот что любопытно: почти все художники, предлагая самые смелые решения одежды, обували красноармейцев в лапти, хоть и кожаные, но лапти. Сапоги республике пока что были не по карману.
А вот с головным убором дело обстояло сложнее. Кроме каскеток и шляп были предложены образцы, в основе которых лежала форма русского богатырского шлема. Именно в таких шлемах изображены богатыри на известной картине Васнецова. Но были в русском воинстве и другие шлемы, так называемые куячные — их делали из тонкого войлока. Именно поэтому они были по карману простому ратнику.
Окончательный вариант головного убора красноармейца, как и форму одежды, скомпоновали из нескольких. В его основе — силуэт куячного шлема и шлема богатырского, выкованного из металла, с кольчугой, прикрывающей глаза, и назатыльником.
Конкурс продолжался до самой зимы — так много было присланных образцов. Наконец 13 декабря 1918 года публикуется ПОСТАНОВЛЕНИЕ РЕВОЛЮЦИОННОГО ВОЕННОГО СОВЕТА РЕСПУБЛИКИ:
«По докладу председателя Комиссии по выработке форм обмундирования Рабоче-Крестьянской­ Красной Армии от 17 сего декабря за № 113 с приложением доклада Специального отдела Комиссии за № 42:
а) Утвердить представленный Специальным отделом тип головного убора.
б) Поручить Комиссии составление приказа с приложением подлинных описаний, чертежей, рисунков и лекал.
в) Заказать распоряжением Комиссии через Главное военно-хозяйственно­е управление первую партию в 4000 штук головных уборов для передачи в части войск по выбору и распоряжению Реввоенсовета.
ОПИСАНИЕ ГОЛОВНОГО УБОРА ДЛЯ Р.К.К.А.:
Головной убор состоит из колпака по форме головы, суживающегося к верху и имеющего вид шлема, и отгибающихся назатыльника и козырька.
Колпак состоит из шести одинакового размера кусков мундирного сукна защитного цвета формы равнобедренного сферического треугольника, сшиваемых один с другим по боковым сторонам так, что вершины треугольника сходятся наверху в центре колпака, причем вершина колпака делается притупленной.
В вершину колпака вовнутрь вшивается круглая пластинка, обтянутая сукном, диаметром около 2 сантиметров.
Спереди к колпаку головного убора, симметрично по отношению к козырьку, пришивается пятиконечная звезда из цветного сукна, обращенная острым концом вверх. В центре звезды укрепляется значок-кокарда установленного образца с эмалью вишневого цвета».
С этого дня началось триумфальное шествие богатырки (так первое время называли новый головной убор) по фронтам гражданской войны.
Первыми ее надели молодые красноармейцы Иваново-Вознесенска­. В конце 1918 года в этом городе объявили набор в отряд М.В.Фрунзе. Полк был быстро сформирован, одет в новую форму и отправлен на Восточный фронт в состав 25-й дивизии, которой командовал В.И.Чапаев. В первом же бою чапаевцы увидели, что в их дивизию влились действительно красные богатыри. Но иваново-вознесенцы упорно называли богатырку по имени своего командира — фрунзевкой. Это название на Восточном фронте держалось довольно долго, особенно после героического штурма Уфы, когда во время переправы через реку Фрунзе был контужен, но не покидал передовых цепей.
И все-таки богатырка, а потом фрунзевка стала буденовкой. Когда и как это произошло? Почему красноармейцы так полюбили этот головной убор? Доходило до того, что матросы — вы только представьте — меняли бескозырку на буденовку! «Виноват» в этом, конечно же, сам легендарный командарм.
К концу двадцатого года имя Буденного стало известно не только каждому красноармейцу, но и каждому белогвардейцу. Одно появление конников в буденовках вызывало у белых панику и растерянность. Ведь на клинках буденовцев были победы под Царицыном, Воронежем и Касторной, под ударами этих клинков полегла конница Мамонтова и Шкуро, офицерские отряды Добровольческой и Донской армий.
Вот как рассказывал об одном из таких боев сам С.М.Буденный: «В деревне Прямая Балка сосредоточилось пять полков конницы и один полк пехоты противника. Двадцатиградусный мороз, сильный ветер и пурга загнали белогвардейцев в дома. Они никак не предполагали, что в такую погоду красные решатся наступать. Они даже не выставили сторожевого охранения на окраинах села.
Пользуясь беспечностью белых, мы окружили село и установили свою артиллерию на наиболее вероятных путях отхода противника. По сигналу атаки автоброневики и пулеметные тачанки под прикрытием кавалерийских эскадронов ворвались в Прямую Балку. Белогвардейцы в ужасе выскакивали из домов и попадали под ураганный огонь наших пулеметов. Бой с каждой минутой разгорался и принял ожесточенный характер.
Я видел, как офицеры-белогвардей­цы действовали в качестве рядовых солдат, с винтовками наперевес бросаясь на наших кавалеристов и пытаясь штыками колоть лошадей. Порой они ошалело бросались в конном строю на наши бронеавтомобили и пулеметные тачанки — и тут же валились как скошенная трава.
И все же некоторые подразделения казаков вырвались из Прямой Балки и бросились бежать в направлении Давыдовки. Это было паническое, еще не виданное за всю мою боевую жизнь, бегство. Казаки на ходу скидывали с себя все лишнее, они бросали даже боевые пики и винтовки. А некоторые, проявляя чудеса изворотливости, сбрасывали седла и скакали, уцепившись за гривы своих лошадей. Но спастись от клинков наших кавалеристов удалось тогда немногим».
В одном из архивов я нашел фотографию командного и политического состава Первой Конной армии, сделанную весной 1920 года в городе Майкопе. Здесь такие известные военачальники, как Тимошенко, Буденный, Ворошилов, Городовиков и тогда еще живой командир особого кавалерийского дивизиона Олеко Дундич. И вот что интересно: на снимке только два человека в буденовках — это начальник 11-й кавдивизии К.И.Степной-Спижарн­ый и военный комиссар той же дивизии В.С.Харитонов.
Уж если все командиры и политработники (за исключением двоих, недавно вернувшихся с курсов из Москвы) не в буденовках, следовательно, в полках и эскадронах их вообще не было. Дело, видимо, в том, что конники все время в седле, а их обозы на колесах, значит, негде, да и некогда было развернуть мастерскую, которая могла бы обшить всю армию. А централизованное снабжение тогда еще только зарождалось.
Но на фотографии после польского похода 1920 года С.М.Буденный и его соратники уже в буденовках! Как раз в это время появляются стихи, песни и даже частушки, в которых буденовка становится непременным атрибутом красноармейца — правнука Ильи Муромца, Александра Невского и Дмитрия Донского. И пусть нет на нем кованой кольчуги и литых лат, зато шлем все тот же, богатырский. Не ковал его чудо-кузнец из диковинной стали, а шил обыкновенный войсковой портной из мундирного сукна, но слава буденовки так же велика и бессмертна.
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 1 мая 2017 г.
Продолжение поста Пистолеты и револьверы использовавшиеся в странах-участницах Первой Мировой войне Бюргер 18:35:40
Пистолеты и револьверы состоявшие на вооружении в странах-участницах Первой Мировой войны

Сигнально-осветител­ьные средства русской армии
Часть 4-ая

Прибор Бирнштейна

В известной степени этот дефицит вкупе с острой нуждой в насыщении армии и флота сигнально-осветител­ьными средствами послужил толчком к разработке в военные и последующие годы простейших конструкций сигнальных и осветительных устройств. Так появились на вооружении мортирки 4-го калибра для метания сигнальных ракет из револьвера системы «Наган» и винтовки конструкции С. И. Мосина, мортирки Дьяконова, прибора Бирнштейна, «ракетницы Шульмана» и многое другое.

Прибор Бирнштейна состоял из латунного ствола рядом с казённой частью, в которую помещался ударно-воспламените­льный механизм. Заряжание прибора ракетой производилось со стороны казённика. Ствол размещался в деревянном корпусе, который вместе с войлочным кольцом, закреплённым у дульного среза, предохранял руку сигнальщика от ожога. Воспламенение капсюля производилось ударом ладони по шляпке ударного устройства.

Характеристика

Общая длина - 235 мм,

Длина ствола - 161 мм,

Масса прибора - 815 г

Калибр - 26,5 мм
­­
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 30 апреля 2017 г.
Гидроавианосцы Первой Мировой войны Бюргер 17:26:31

Во время Первой Мировой войны широкое распространение получили гидроавианосцы – корабли, несущие группу гидросамолётов, имеющие возможность их пуска и приёма с водной поверхности. Обычно, они перестраивались из уже имеющихся кораблей или судов (тогда они назывались «авиатранспортами»)­. Старт гидросамолётов осуществлялся, как правило, при помощи катапульт (паровых, пневматических или механических), на ранних этапах развития авиации как способ старта применяли разбег по палубе гидроавианосца на сбрасываемой колёсной тележке. Авиатранспорты обычно катапультами не оборудовались и обеспечивали старт гидросамолётов непосредственно с воды, выгружая их на воду специальными кранами. Приём гидросамолётов с воды после посадки всегда осуществлялся при помощи грузовых кранов или стрел.
В качестве основного вооружения данные корабли несли авиагруппу гидросамолётов. Обычно, в её состав входили бомбардировщики, разведчики, торпедоносцы и истребители. Также, эти корабли были вооружены орудиями среднего калибра, если же гидроавианосец был перестроен из крейсера, то часто оставляли часть его вооружения, даже торпедного.
Теперь пару слов об истории этого класса кораблей.
Гидроавианосцы Российской империи начались в 1913 году. Под базирование гидроавиации службы связи Черного моря был переоборудован первый корабль – черноморский пароход «Днепр». В следующем 1914 году на Черноморском флоте к приему гидроаэропланов начали готовиться практически одновременно сразу еще пять кораблей: крейсера первого ранга «Память Меркурия» и «Кагул», крейсер второго ранга «Алмаз», суда второго ранга «Император Александр III» и «Император Николай I». На Балтике пассажирский пароход «Императрица Александра», был приобретен в казну и перестроен в авиаматку с переименованием в «Орлицу» (оставалась единственной авиаматкой на балтийском флоте). После вступления в августе 1916 года на стороне Антанты Румынии корабельный состав черноморцев несколько увеличился, в авианесущий корабль был переоборудован пароход «Румыния», а в 1917 году четыре парохода флота Черного моря (бывшие румынские суда) – «Дакия», «Король Карл», «Император Троян» и «Принчипесса Мария» - стали авианесущими кораблями. Гидроавианосцы Российской империи оснащались в основном летающими лодками конструкции Д. П. Григоровича М-5 и М-9 в количестве от 4 до 7 штук на борт в зависимости от конструкции корабля. Летающие лодки М-5 и М-9 (улучшенная и увеличенная версия М-5) ,имели отличные мореходные качества, послушны в управлении, вооружены пулемётами и бомбами.
Строили данные корабли и другие страны. Так, Великобритания построила авиатранспорт "Бен-Май-Кри" (1915 год - Ла-маншский паром построен в Англии в 1908 году, реквизирован и переделан в авиатранспорт), "Арк Ройал" (1914 год - переоборудован из угольщика). Французы имели в составе флота авиатранспорт "Кампинас" (1915 год - лайнер, спущенный на воду в 1896 году, был переоборудован) и гидроавианосец «Ла-Фудр», в 1916 году французы превратили в авиатранспорты еще два парома – «Норд» и «Па-де-Кале». Немцы тоже не оставались в стороне - число авиатранспортов немецкого флота на Балтике были включены «Глиндер» (2425 т, 9 узлов), переделанный из английского призового парохода, и «Освальд» (5401 т, 10 узлов). Но из-за своей тихоходности эти корабли могли использоваться только как плавучие базы, выдвигаемые далеко в море, но неспособные действовать в разведывательной службе флота, поэтому в начале 1918 года было решено переоборудовать в быстроходный авиатранспорт легкий крейсер «Штутгарт». На его палубе установили ангары для двух гидроаэропланов и устройства для спуска и подъема самолетов, и в мае 1918 года он уже вступил в строй.
Подводя итоги боевого применения на море авиации в ходе первой мировой войны, можно заключить, что русские первенствовали в бомбардировке с воздуха морских и береговых целей, англичане - в воздушном торпедометании, немцы - в минировании с воздуха. Вклад американцев в боевой опыт был минимальным, однако за ними остался эксперимент Ю. Эли - взлет и посадка на палубу корабля. Но развить возможности, заложенные в этой идее, в годы Первой Мировой войны довелось лишь англичанам.
Прoкoммeнтировaть
Прошу помочь атрибутировать. Бюргер 12:22:22
­­
На фотографии изображены мои предки, прадед и его брат, если мне не изменяет память.
Вопрос вот в чем: что это за петлицы, и каков у них чин(*звание*)
Что могут означать эти четыре треугольника.
Видимо по случаю Дня Победы скоро снова, наверно, "Бессмертный полк" пойдет, а мне неудобно, т.к и рассказать-то не о ком. Подробнее…То что нет погон это явно что-то до войны. К гуглу сейчас обращался,попытаюсь найти на Antique Photos,но если же не найду,ответьте в комментариях
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
суббота, 29 апреля 2017 г.
Видимо тогда мир настолько сошел с ума, что они даже под землей воевали. Бюргер 17:44:07
Тайная подземная война: Туннельные сети
В канун Первой мировой войны никто не мог и предполагать, что вражеские укрепления расползутся по горизонтали и уйдут глубоко в землю, превратятся в гигантскую систему траншей, блиндажей, убежищ, пулеметных гнезд, проволочных заграждений, прогрызть которую артиллерия так и не сможет за все четыре года великой европейской бойни.
На Западном фронте после короткого периода маневренных боевых действий уже в сентябре 1914 года наступающая пехота начнет буксовать перед траншеями, которые обороняющиеся будут отрывать с лихорадочной быстротой. И в октябре Западный фронт фактически замрет до конца войны.

Правительства давили на генералов, требуя быстрой и полной победы над врагом. Генералы же стали приходить к пониманию, что существующими средствами ведения войны обеспечить успех наступления невозможно: слишком сильна полевая оборона. Артиллерия, легко разрушавшая крепостные стены и форты, не могла справиться с примитивными канавами. И вот тут-то военные вспомнили про старинную технологию подкопов (мин). В них увидели единственный способ дать пехоте возможность ворваться на позиции противника.

Тесно, душно, мокро

Уже в октябре 1914 года немцы и французы на Аргонском фронте одновременно начали вести к вражеским позициям мины, а заодно и контрмины (тоннели, предназначенные для уничтожения не окопов, а мин врага).

Первой подземно-минной атакой можно считать действия саперов французской 28-й дивизии южнее реки Соммы, возле Домпрэ, в октябре. Предполагалось, что взрывы мин внезапно уничтожат немецких солдат в траншее, а французская пехота выскочит из сап (скрытых ходов сообщения, прокладываемых в сторону противника для сближения с его позициями) и быстро захватит позиции врага. Сапные и минные работы были поручены саперной роте 14/2. Предстояло прорыть несколько туннелей, каждый около 300 м.

Однако при таких работах возникает немало трудностей. Прежде всего, весьма нелегко выдержать направление туннеля и сохранять заданную глубину. Например, при прокладке первой контрмины русскими саперами в Порт-Артуре в 1904 году туннель неожиданно для них уже через 10 м вышел на поверхность. Причиной стала неопытность солдат. Разумеется, во Франции, как и в Германии, имелись шахтеры и горные инженеры, способные решать эти задачи. Но обычные угольные шахты и рудники отрываются десятилетиями по мере добычи полезных ископаемых, и никто не ставит перед шахтерами задачу скоростной прокладки туннеля, когда нужно прокопать сотни метров в считанные недели. В обычной шахте размеры туннеля определяются удобством передвижения людей, условиями работы, перевозки добытого угля или руды на поверхность, толщиной угольного пласта.

Военная же мина должна иметь минимальные ширину и высоту, которые обеспечивают наименьший объем удаляемого грунта, но дают при этом возможность копать.

Пришлось разрабатывать новые приемы крепления стен и потолков туннелей. Те, что применялись в гражданских шахтах, здесь не годились. Оказались малопроизводительны­ми обычные шахтерские инструменты и малопригодными — средства освещения, хотя ими пользовались вплоть до 1915 года.

Особо сложным оказался вопрос вентиляции. В обычных шахтах вверх пробиваются специальные стволы, по которым подается свежий воздух и отсасываются рудничные газы. Для подземных мин едва ли возможно через каждые полсотни метров пробивать вверх ствол и ставить над ним вентилятор. Едва ли понравится противнику появление в нейтральной зоне дыр, да еще и снабженных воздушными насосами. А ведь вследствие малого сечения туннеля воздух в нем очень быстро становится непригодным для дыхания.

О проблеме подземных вод можно даже и не упоминать — их нужно было откачивать постоянно.

Первые опыты


Предполагается, что первой взорванной подземной миной стала немецкая мина, созданная 2-й ротой 30-го Рейнландского саперного полка в лесах Аргонна 13 ноября 1914 года. Заряд ее был невелик — всего 40 кг. При взрыве образовалась воронка диаметром 6,5м — чуть больше, чем от разрыва 203-мм гаубичного снаряда. Но все же этот взрыв позволил немцам переместить линию фронта на несколько сот метров вперед.

Осень и начало зимы 1914/15 года французы и немцы провели во взаимных минных атаках. Основные действия развернулись на хребте Вими (Vimy) и на плато хребта Бют де Вокуа (Butte de Vauquois) возле деревни Вокуа, расположенной на высоте 289 м выше уровня моря. Заряды взрывчатки не превышали 50100 кг, а туннели рыли не глубже 5 м. Французы использовали только черный порох, огромные запасы которого, сохранившиеся с XIX века, обременяли французские арсеналы.

Англичане, чья армия была очень невелика, не располагали нужным количеством саперов и сильно запоздали с началом минных операций. Они предприняли свою первую минную атаку только в декабре 1914 года возле населенного пункта Фестуберт (Festubert) силами индийской бригады. В туннель длиной всего 24 м заложили 205 кг пироксилина. Однако немцы обнаружили работы и огнем тяжелых минометов заставили индийцев отказаться от попытки взорвать заряд.

Мины и контрмины


В 1915 году мины стали таким же средством подготовки пехотной атаки, что и артиллерия. В январе в Шампани немцы, пытаясь захватить ключевую высоту 191 у деревни Массиге, проложили к ней пять туннелей, в которые заложили более 24 т черного пороха. При этом они смогли захватить лишь две линии траншей противника- высота осталась за французами.

7 февраля французы начали атаки на горные хребты Лез Эпарж (Les Eparges) и Бют де Вокуа. Наблюдательные посты на этих высотах позволяли немцам держать под контролем всю местность к востоку и западу от Вердена. Эти ключевые позиции неизбежно должны были стать главными целями подземной войны, поскольку артиллерия показала свою полную неспособность взломать оборону немцев. Мины начали вести в октябре 1914 года. 7 февраля французы поняли, что противник ведет навстречу контрмины. Чтобы не пропали четыре месяца тяжелой работы, их решили взорвать досрочно, что и было сделано 17 февраля в 14:00. Но поскольку они недостаточно приблизились к немецким позициям, результат оказался нулевым.

Иллюзии относительно возможностей подземных мин сохранялись еще очень долго. Свирепая минная война за хребты Лез Эпарж и Бют де Вокуа затянулась до осени 1918 года. Но и под землей оборона оказалась сильнее наступления. На поверхности солдаты совершенствовали траншеи и проволочные заграждения, развивали их сеть. Под землей противники создавали сеть оборонительных контрминных туннелей для защиты от мин противника, пытаясь в то же время обмануть оборону и подвести под позиции свои мины.
комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть
Что это такое? Бюргер 17:21:25
­­­­ ­­
Что это за странное навершие, у кого оно в кайзеровской армии могло быть?
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
Апрель-то уже кончился Бюргер 16:49:17
­­
Прoкoммeнтировaть
Как Россия пыталась восполнить дефицит винтовок для своей армии? Бюргер 16:05:11

Из-за нехватки винтовок с началом Первой мировой войны в Генштабе решили выкупить у Японии русские винтовки, который достались ей в качестве трофеев войны 1904-1905 годов.
Предполагалось, что за полтора года Русско-японской войны трофеями Страны восходящего солнца могли стать до 100 тысяч "трехлинеек". Поэтому уже 25 августа из Петербурга в Японию отправилась особая военно-техническая комиссия.
Ее возглавил Эдуард Карлович Гермониус. Он был этническим шведом и опытным военным инженером. После 1917 года в разгар Гражданской войны он станет активно помогать белой армии Юденича наступать на красный Петроград.
А оборонять от белых бывшую столицу российской монархии будет, среди прочих, его сын - командир батальона красной гвардии, бывший поручик царской армии Вадим Гермониус.
Генерал Гермониус умрет в эмиграции в Бейруте в 1938 году, узнав, что его сын, ставший комдивом РККА, годом ранее расстрелян в Москве как троцкист.

В сентябре 1914 года японские власти ответили генералу Гермониусу, что все трофейные русские винтовки давно отправлены в утиль, но они все же нашли для русских ненужные Японии винтовки.
Корпорация "Мицуи" предложила генералу Гермониусу недорого купить 35 тысяч винтовок и карабинов, которые на заводах Токио сделали по заказу Мексики.
Дело в том, что пока выполнялся этот заказ, в Мексике началась гражданская война и военная интервенция США. Японцы не желали раздражать Вашингтон, и произведенные винтовки так и не были отправлены и лежали на складах. Поэтому японцы предлагали ненужные им винтовки очень дешево - 30 иен за штуку.
По курсу 1914 года это было порядка 29 рублей, притом что изготовленная на российских заводах "трехлинейка" в том году стоила от 37 до 45 рублей. Вместе с винтовками "мексиканского заказа" японцы предлагали 23 миллиона патронов к ним.
К этим "мексиканским" винтовкам системы "маузер" не подходили ни русские, ни японские, ни немецкие патроны, но подходил патрон, принятый на вооружение в Сербии.
В августе 1914 года Россия оказывала помощь Белграду, в том числе поставками своих дефицитных винтовок и патронов. Предложенные японцами 35 тысяч стволов для России были каплей в море, но для Сербии могли бы стать заметной подмогой, к тому же подходящей под сербский патрон.
13 октября 1914 года генерал Гермониус подписал контракт и за 35 тысяч винтовок и карабинов и 23 миллиона патронов Россия расплатилась самой устойчивой тогда валютой, переведя через лондонские банки 200 тысяч британских фунтов стерлингов (около 2 млн рублей по курсу 1914 года).
Это была первая закупка Российской империей иностранного оружия в годы Первой мировой войны, а в последующие три года она купит более чем в сто раз больше импортных винтовок - 3 млн 700 тысяч.
Прoкoммeнтировaть
Облик солдата Российской императорской армии периода Первой мировой войны. Мифы и реальность Бюргер 16:03:15
В течение всего советского периода во многих исторических исследованиях образ Первой мировой войны — «империалистической­», как ее обычно называли в пропагандистских штампах, — часто был связан с общей отсталостью и слабой технической оснащенностью Российской армии как следствием недальновидной царской политики и неразвитой экономики. Хочется на основании выявленных данных и воспоминаний участников войны развеять основные постулаты этих во многом идеологических и не основанных на фактах мифов, а также попутно показать, что представлял собой солдат российской армии на протяжении всей войны. Как известно, российская армия была отмобилизована в кратчайшие сроки и уже в августе 1914 г. начала наступательные операции. Проведение мобилизации потребовало напряжения всех служб и ведомств и в целом было положительно оценено Николаем II, который
даже учредил медаль «За труды по отличному выполнению всеобщей мобилизации 1914 г.». В отличие от 1941 г. наша армия действительно воевала на чужой территории и наступала, а не оборонялась! Таким образом, с мифом о том, что Россия якобы «не была готова к войне», можно серьезно поспорить. Если же рассмотреть тезис о технической отсталости, то подразделения военной авиации в Российской императорской армии официально существовали к началу войны уже два года, а количество аэропланов превышало имевшиеся в Германии на день объявления войны. Другое дело, что потенциал экономики и развитие промышленности еще сильно отставали от многих стран Европы.

Что же представлял собой русский солдат образца 1914 г.? Основной частью армии являлась пехота, поэтому рассмотрим типичного пехотинца. Пехота в 1914 г. была представлена гренадерскими, пехотными и стрелковыми полками, вооружение и оснащение которых практически не отличалось между собой. Минимальный рост солдат в армейских частях допускался 155 см, в гвардейские пешие части отбирались наиболее рослые новобранцы-солдаты,­ и их рост не мог быть менее 169 см 1 . Но в наиболее элитные части поступали настоящие великаны: например, в Лейб-гвардии Преображенском полку накануне войны рост нижних чинов колебался от 182 до 195 см 2 .

Основные элементы походного обмундирования были приняты незадолго до войны, хотя и явились результатом многолетних испытаний. Летом носилась гимнастическая рубаха защитного цвета без карманов, суконные или хлопчатобумажные защитные шаровары, фуражка с козырьком — также защитного цвета — и кожаные сапоги. В зимнее время х/б заменялось сукном и дополнялось верхней одеждой в виде шинели, а фуражка заменялась на папаху из искусственного меха. Даже спустя 30 лет, во время Великой Отечественной войны, солдаты Красной армии выглядели очень похоже, только фуражка была заменена пилоткой, а вместо папахи носилась ушанка. Последний головной убор, кстати, был достаточно удобным и высокотехнологичным­: меховые части папахи могли расстегиваться, отгибаться и образовывать защиту от ветра и холода для шеи и ушей, а при помощи специальной суконной лопасти — и для лица. Похожая схема была впоследствии применена для знаменитой буденовки. Как считал Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич, папаха была

«идеальным головным убором, который крайне желателен при холодном и ветреном климате» 3 . С другой стороны, простота изготовления такой одежды позволила российской промышленности бесперебойно снабжать многомиллионную армию в течение всей войны. Удобство такого обмундирования было оценено и в Великой Отечественной войне. Как вспоминал офицер Лейб-гвардии Семеновского полка, «если посмотреть на фотографию офицера 15 года и офицера 45 года, то, если не вглядываться в детали, их можно спутать» 4 . Защитный цвет был применен Российской армией одной из первых. Уже во время Русско-японской войны 1904–1905 гг. солдаты и офицеры действующей армии красили чаем в желтовато-сероватый­ цвет свои заметные для японских стрелков белые гимнастерки. Позднее в качестве окончательного был принят зеленовато-серый («гороховый» цвет).

У офицеров походные мундиры изготавливались из сплетенной из разноцветных ниток ткани «шанжан». Кстати, далеко не все развитые европейские державы своевременно оценили преимущества цвета хаки или его разновидностей. Францию, например, заставили принять серо-синий цвет обмундирования лишь высокие потери среди личного состава в первые дни войны. Очень часто в советское время царское правительство вообще и интендантское ведомство в особенности любили обвинять в том, что не удалось обеспечить армию обувью, и солдатам приходилось ходить по непролазной грязи чуть ли не в лаптях. Действительно, в силу слабой развитости кожевенной промышленности в Российской империи проблема снабжения качественной кожаной обувью была одной из основных для армейских интендантов.

Но она решалась. Во-первых, требования к качеству сапог снизили, на летнее время были разработаны образцы брезентовой обуви, высоту голенища сапог уменьшили на 9 см, и только с конца 1915 – начала 1916 гг. в пехотных частях стали появляться ботинки с обмотками и другие варианты обуви из подходящих материалов: с веревочными, тряпичными или деревянными подошвами 5 , обувь из сырых шкур, а также ичиги, опанки, пастулы, лапти и т.п. Во-вторых, такими эрзацами старались снабжать тыловые, запасные и вспомогательные части, военнопленных и тюремное ведомство, а в полки передней линии направлять только самое лучшее. Часто легкую обувь одевали вне строя, на отдыхе или в перерывах между маршами.

Нельзя забывать, что и в индустриализированн­ом СССР эта проблема также повторилась, и кожа заменялась суррогатами или теми же ботинками, которые в избытке поставлялись по ленд-лизу. Пехотное снаряжение к 1914 г. прошло более чем двадцатилетние практические испытания и продолжало совершенствоваться.­ В частности в армейских частях носились вещевые мешки двух видов, а в Гвардии использовались ранцы, равномерно разгружавшие носимый в них вес по всему телу при помощи широкого пояса и лямок с крючками. Интересно, что разработал их генерал-майор Васмундт. Он командовал Лейб-гвардии 1-м Стрелковым батальоном и исследовал образцы снаряжения, применявшиеся в германской, австрийской, датской, швейцарской и бельгийской армиях.

В массовое применение ранцы Васмундта были введены после многолетних испытаний в различных частях Русской армии 6 . Однако удобное снаряжение было непростым в производстве, поэтому ранцы и вещевые мешки вскоре после начала войны сменились «туркестанскими мешками», которые конструктивно совпадали с вещмешками времен Великой Отечественной. Общий вес снаряжения русского пехотинца, не считая шанцевого инструмента, достигал 27 кг, что было легче снаряжения немецкого пехотинца, но вмещало в себя больше носимого запаса вещей 7 . Что касается вооружения, то и в 1914, и в 1941 гг. солдаты были вооружены трехлинейными винтовками конструктора Мосина образца 1891 г., не уступавшими немецким маузерам или австрийским винтовкам, который разработал Манлихер. Нехватка основного образца потребовала закупок за границей и использования трофейного и устаревшего оружия. В течение войны новые особенности боевых условий потребовали снабжения ручными гранатами, к концу войны появилась первая рота автоматчиков, вооруженных автоматическими винтовками и автоматами системы Федорова.

Штурмовые подразделения в конце войны получали на вооружение охотничьи дробовики, увеличенный запас гранат, гвардейские тесаки, топоры и другие средства ближнего боя. В течение войны нехватка сырья привела к замене многих материалов, из которых изготавливалось обмундирование и снаряжение по довоенным стандартам. Так, сукно заменялось молескином, кожа — брезентом, латунь — луженой сталью и т.д. Окопные условия потребовали утеплить солдат, и появились ватные жилеты, ватники с рукавами, ватные штаны, различные варианты перчаток и рукавиц. Как и до войны, использовались полушубки и суконные куртки, валенки, обшитые кожей, или бурочные сапоги. Стали носиться башлыки (род капюшона) в комбинации с папахами, хотя полагались они только к фуражкам, а также неуставные меховые шапки-нансеновки, непромокаемые плащи и накидки, резиновые сапоги. В передовых частях и у разведчиков появились белые маскхалаты, карманные грелки. В 1915–1916 гг. армию начали снабжать стальными шлемами французского изготовления, а в начале 1917 г. был налажен выпуск касок отечественного производства. «Отсталое» царское правительство, как видно из документов, закупало для своей армии снаряжение и оборудование в США, Великобритании, Японии, Франции.

Применение газов и химических снарядов привело к скорейшей разработке средств противогазовой защиты. Первыми такими средствами стали тривиальные ватно-марлевые повязки, позже появились специальные маски и очки, защищавшие глаза, и только к весне 1916 г. в армию начали поступать резиновые маски с угольными противогазами системы Зелинского, которые были достаточно передовыми на тот момент. Не забывало царское командование о быте и продовольственном снабжении солдат. В тылу показывали синематограф, столичные артисты приезжали с концертными выступлениями. Было разработано несколько моделей походных бань. Совершенствовались модели походных кухонь и кипятильников. Во время войны в профилактических целях против заболеваний холерой началась выдача порций красного вина, хотя во всей стране действовал сухой закон. Кроме котелка и фляги, каждый солдат имел деревянную или металлическую ложку, металлическую луженую или эмалированную кружку. Для гвардейских частей закупали медные тарелки 8 .

О питании также серьезно заботились. В рационе появились различные овощные, мясные и рыбные консервы; свежее мясо в походных условиях заменялось аналогичным количеством соленого или копченого сала, сосисок, зельца или колбас . Какой можно сделать вывод? К сожалению, наша советская пропаганда сильно ошибалась, показывая российскую армию фатальным образом материально и технически не обеспеченной. Несмотря на существовавшие проблемы в развитии и снабжении отдельных родов войск, российская армия продолжала оставаться одной из самых сильных армий противоборствующих сторон. Аналогичные проблемы возникали и во всех остальных армиях, не ожидавших масштабной войны с применением средств массового уничтожения.

Не справлялась с поставками для фронта и хваленая британская экономика, вынужденная закупать вооружение в Америке. Советским историкам нужно было какими-либо объективными причинами оправдать позорный Брестский мир 1918 г., явившийся следствием именно политических катаклизмов. Однако факт остается фактом: в начале 1917 г. существовали все предпосылки для скорой победы России, армия была полностью укомплектована личным составом, цейхгаузы были заполнены обмундированием и снаряжением, а склады ломились от боеприпасов. Всего этого хватило на длительную гражданскую войну, хотя предназначалось это для последнего победного наступления летом 1917 г. — не хватило только воли и решительных людей…
Подробнее…Примечания

1. Приказ по военному ведомству от 26.12.1873 г. №350.

2. РГВИА. Ф. 499. Оп. 13. Д. 829. Л. 92.

3. АВИМАИВ и ВС. Ф. 23. Оп. 88/1. Д. 20. Л. 193.

4. Макаров Ю.В. Моя служба в Старой Гвардии, 1905–1917. Мирное время и война. Буэнос-Айрес, 1951. С. 198–199.

5. Приказ Главнокомандующего армиями Западного фронта от 3.07.1916 г. №4022; Приказ Главного начальника снабжений армий Северного фронта №249 от 24.05.1916 г.

6. РГВИА. Ф. 499. Оп. 13. Д. 170. Л. 29. Записка командира Л.-гв. 1-го Стрелкового Его Величества батальона генерал-майора Васмундта от 12.08.1888 г. №27.

7. Вещевое довольствие германской армии // Интендантский журнал. 1916. №2. С. 5, 7. 8. РГВИА. Ф. 3551. Оп. 1. Д. 61. Л. 253. 9. Приказ начальника Штаба Верховного главнокомандующего от 14.12.1916 г. №1723.
Прoкoммeнтировaть
Львиная преданность швейцарцев Бурбонам в 1789 году Бюргер 15:53:24
10 августа 1792 года огромная толпа национальных гвардейцев, сочувствующих им парижан и приехавших из провинции революционно настроенных боевиков (Брестский и Марсельский батальоны) окружили дворец Тюильри. Точное количество их не установлено. Чаще всего историки называют цифру в 25 тысяч человек. Восставший народ имел несколько пушек, захваченных в арсенале, пики и ружья, но мало патронов — не более трех на человека.
А короля защищал всего один полк швейцарской гвардии, насчитывавший около тысячи солдат. В те времена Швейцария была еще достаточно бедной страной. Ее жители уже умели делать хорошие сыры и часы. А еще — детей. Детей этих по причине безработицы и полного отсутствия в Швейцарии каких-либо полезных ископаемых (ни нефти, ни угля, ни железной руды там нет и сегодня) было некуда девать. Поэтому швейцарские кантоны сдавали их в наем различным европейским правителям — в армию.

Это считалось в Швейцарии чрезвычайно удачной судьбой. Самые здоровые и смелые покидали родные места и отправлялись служить на равнину — Римскому Папе, германским князьям, а чаще всего — французскому королю.
Во французской армии швейцарские полки (прообраз нынешнего Иностранного легиона) имелись с начала XVI столетия. Самым знаменитым из них был полк Швейцарской гвардии, основанный в 1616 году. На момент революции он насчитывал более полутора веков боевой истории.

По-видимому, швейцарские гвардейцы отлично понимали, что им предстоит. Покидая свои казармы в окрестностях Парижа, они закопали шесть своих знамен в подвале. Только белое знамя с золотыми лилиями Генеральской роты полка и два знамени 1-го батальона, несшего караул во дворце, находились в Тюильри.

Один из вождей революции — Дантон — отдал приказ: «Осадить дворец, уничтожить там всех и особенно швейцарцев, захватить короля и его семью, препроводить их в Венсенн и охранять как заложников».
У короля сдали нервы. Рано утром, когда все только начиналось, он вместе с семьей и министрами покинул дворец и отправился в Национальное собрание. Швейцарские гвардейцы, занимавшие посты, ничего этого не знали. Они были простыми честными солдатами, привыкшими больше всего чтить устав и слушаться приказов. Они не знали, что король, как обычно, ведет двойную игру и пытается договориться с вождями революции, чтобы сохранить свой трон и дворцы. Они не подозревали о приказе Дантона, не оставлявшего им ни малейших шансов на спасение. Они не знали даже того, что командир гарнизона Тюильри который был вызван в городскую Ратушу, уже объявлен «изменником» и убит.

В те времена не существовало спецсвязи и мобильных телефонов. Приказы передавали записками. Позвонить другу в соседний район, а тем более в соседний город, чтобы узнать обстановку, было невозможно. Швейцарская гвардия находилась в Тюильри в окружении революционной толпы в условиях полной информационной изоляции.

Кто-то из восставших выстрелил из пистолета по окнам дворца. Зазвенели разбитые стекла. Сержант Ленди поднял ружье и прицелился в стрелка. Но его остановили — нельзя стрелять без приказа! В условиях отсутствия высших офицеров полком швейцарцев командовал Дюрлер. Вожак восставших Вестерман схватил его за руку и истерически закричал: «Переходите к нам, с вами хорошо обойдутся, сдайтесь нации!». Дюрлер ответил: «Я сочту себя обесчещенным, если сдамся. Если вы оставите нас в покое, мы не причиним вам вреда, но если вы атакуете, то вынудите нас защищаться».

Переговоры перешли в брань. Вестерман стал орать на Дюрлера, требуя немедленной сдачи. Но тот оставался на удивление спокойным. Глядя прямо в лицо орущему Вестерману, швейцарский капитан отрезал: «Я отвечаю за свое поведение перед швейцарскими кантонами — моими суверенными властями. Я никогда не сложу оружия!».
Эту фразу стоит объяснить. Полк Швейцарской гвардии существовал в строгом правовом поле, определенном договором между кантонами (субъектами федерации Швейцарии) и французским королевским правительством. Франция не просто платила деньги землякам Дюрлера за службу, а перечисляла их в горную страну, которая могла жить хорошо только в том случае, если ее солдаты безупречно несли службу Людовику XVI. Швейцарские гвардейцы чувствовали двойную ответственность — и перед законным правительством Франции, и перед своим собственным.

Один из восставших (для гвардейцев он был просто мятежником) неожиданно нанес Дюрлеру удар пикой. Но тот успел отвести ее рукой. Нападавшим стало ясно, что без боя никто не сдастся.
Впоследствии уцелевшие участники штурма по-разному описывали его начало. Революционеры утверждали, что швейцарцы «коварно заманили» их во дворец, а потом, «неожиданно» начав стрельбу, «убили множество невинных жертв».
Но лейтенант гвардейцев де Люз, вспоминая те события, возразил: «Я клянусь перед Богом, что мы не открывали огня. Наш полк не стрелял до тех пор, пока Национальная гвардия не произвела три или четыре выстрела из пушек по дворцу». Ясно, что нервы у всех были на пределе. Толпа хотела захватить Тюильри. Швейцарский полк, согласно присяге, обязан был его удерживать. Пушечный выстрел со стороны восставших развязал руки всем.

В это время огромная толпа уже заполнила Королевский двор Тюильри. Выстроенные перед дворцом четыре роты по команде офицеров подняли ружья и произвели залп. Из окон в поддержку им начали стрелять остальные подразделения полка. Крупнокалиберные пули тогдашних кремневых ружей произвели страшное опустошение среди восставших. Более сотни погибли на месте — в том числе и командир Марсельского батальона Муассон. Королевский двор Тюильри представлял собой страшное зрелище — толпа отхлынула, везде валялись только окровавленные трупы, шляпы и брошенные ружья.

Два десятка марсельцев, не успевших убежать, бросились в ноги швейцарским гвардейцам, моля о пощаде. Дюрлер приказал разоружить их и поместить в кордегардию — караульное помещение. Швейцарцы могли добить их штыками, но не сделали этого. Они были профессиональными солдатами, а не убийцами. Все пушки восставших оказались в руках Дюрлера и его солдат.

Но на выручку парижанам подходили новые отряды восставших с пушками. У швейцарцев кончались патроны. Заряды пришлось вынимать из сумок убитых товарищей и отдавать их лучшим стрелкам. Под залпами картечи отряд Дюрлера отступил во дворец. Ружья пришлось сломать, чтобы они не достались нападавшим. У швейцарцев уже не оставалось ни одного патрона. Действовать штыками в тесных помещениях было бессмысленно. Большинство гвардейцев оставили себе только пехотные полусабли, полагавшиеся им по штату.

В этот момент из Национального собрания от короля прибыл гонец — граф д’Эрвийи. Людовик XVI наконец-то вспомнил о гвардейцах и вручил ему записку со словами: «Король приказывает швейцарцам отступить в свои казармы. Он находится внутри Собрания».

Но гонец перепутал приказ. Вместо «вернуться в казармы» он прокричал: «Приказ короля — прибыть в Собрание!». Кто-то из французских дворян патетически закричал: «Благородные швейцарцы, идите и спасите короля! Ваши предки делали это не раз!».

Не все солдаты, рассредоточенные по огромному дворцу, могли услышать этот приказ. Но примерно две сотни из них под градом путь подняли королевское знамя с лилиями и рванули в сторону Национального собрания. Пули сбивали листья в саду над их головами, летели куски штукатурки, падали убитые. Шляпу капитана Дюрлера пробила пуля. Со всех сторон швейцарцам кричали: «Палачи народа, сдавайтесь!».
Когда швейцарские офицеры ворвались в зал Национального собрания, некоторые депутаты стали выпрыгивать в окна. Но приказ короля обескуражил их. «Сдайте оружие Национальной гвардии, — сказал Дюрлеру Людовик, — я не хочу, чтобы столь храбрые люди, как вы, погибли». Отряд Дюрлера был вынужден сложить оружие.

Но в Тюильри оставалось еще около 450 гвардейцев. Они не слышали приказа и продолжали драться на каждой лестнице, в каждом зале. Практически никто из них не остался в живых. Восставшие добили даже раненых и хирурга, делавшего им перевязки. Закололи штыками даже двух мальчишек-барабанщи­ков, плакавших возле трупа своего отца.
В подвалах Тюильри толпа нашла винный погреб. Десять тысяч бутылок тут же расхватали и откупорили. Во дворе развели огромный костер из королевской мебели. В пламя бросали трупы гвардейцев и наблюдали, как они жарятся. Как вспоминал один из очевидцев, какие-то обезумевшие женщины вырезали сердце погибшего солдата и стали пожирать его.

За всем этим, стараясь быть не узнанным, наблюдал один из королевских офицеров — будущий император Франции Наполеон Бонапарт. Он спрятался в одной из лавок, окна которой выходили на площадь, где происходило побоище. Впоследствии уже в ссылке на острове Святой Елены он вспоминал: «После взятия дворца и отбытия короля я осмелился пробраться в сад. Никогда позже ни одно из моих полей сражений не производило на меня такого впечатления от множества трупов, как эта, сплошь усеянная телами убитых швейцарцев. Быть может, причина этого заключалась в тесном пространстве. Или в том, что первое впечатление от подобного зрелища всегда немного сильнее. Я видел там женщин, совершавших самые дикие издевательства над трупами».

Молодой Бонапарт считал, что исход сражения висел буквально на волоске, несмотря на неравенство сил. В тот же день, когда произошел штурм Тюильри, Наполеон отправил письмо своему брату с такими словами: «Если бы король показался верхом на лошади, победа осталась бы за ним». Молодой офицер мысленно поставил себя на место Людовика XVI и дал понять, что сделал бы, окажись в королевской шкуре. Впоследствии он именно так и будет поступать, всегда воодушевляя своих солдат личным примером.
Через много лет, в 1821 году, в швейцарском городе Люцерн был открыт памятник в честь подвига земляков в далеком Париже. Он представляет собой сраженного льва, покоящегося на сломанных копьях и двух щитах. На одном из них — королевские лилии Бурбонов. На другом — швейцарский крест. Римские цифры напоминают о дате — 10 августа 1792 г. Памятник носит название «Люцернский лев».
Прoкoммeнтировaть
Мешки вместо ранцев Бюргер 15:49:50
Опыт Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. показал несовершенство снаряжения русского пехотинца. Практически сразу после окончания боевых действий в печати начали появляться статьи участников войны, в которых проводился анализ снаряжения отечественного пехотинца. Критике подверглись все элементы снаряжения. Особенно частые нарекания вызывал пехотный ранец: «Неудобства ныне принятых ранцев видны из того, что в минувшую кампанию они в некоторых частях были оставлены и заменены мешками, к большому удовольствию нижних чинов. Приспособление для носки мешка было предоставлено благоусмотрению каждого солдата, причём все без исключения устроили себе нечто в роде ранцевых ремней, но без грудного ремня: это доказывает, что приспособление для носки нашего ранца удовлетворительно, но самый ранец неудобен для укладки вещей».

После окончания войны во многих воинских частях продолжали использовать предметы снаряжения, созданные по опыту боевых действий. Например, в частях 4-го армейского корпуса:

«1) Ранцы и сухарные торбы заменены парусиновыми мешками таких размеров, что в них укладывается на три дня сухарей, две перемены белья, подмётки и мелочь. Мешки носятся через плечо по усмотрению солдата. Мундир в жаркое время укатывается в шинель, а палатка носится отдельно, подвязанная сзади к поясному ремню; к нему же подвешивается котелок. Палаточные стойки заменяют почти везде находимые колья, а где их нет палатка разбивается на ружьях.

2) Введены патронташи для носки патронов, вследствие того, что в течение минувшей войны замечено было, что, по мере разгара боя, усиливалось число людей, оставлявших ряды под различными предлогами и всего чаще для получения патронов. Нельзя было не заметить, что выход из строя людей за патронами был только предлогом, так как в боевой линии рассыпанные патроны валялись в изобилии, но их подбирали только немногие. Причина этого лежала отчасти в неудобствах наших поясных патронных сумок, вследствие устройства которых, солдат, в пылу боя, вытаскивая патроны из пачки, рассыпал их и таким образом, вскоре оставался без патронов; поэтому, необходимо было устраншпь высыпание их, удержав возможность удобного и скорого вынимания патронов для заряжания. Задача эта была достигнута отчасти тем, что поясные сумки обращены были в резервные патронохранили-ща, а расходный запас патронов укладывался в патронташи в виде бесконечного ремня, приспособленного к носке через плечо, с уединенным помещением для каждого патрона. При таком патронташе каждый патрон вынимается отдельно, причём не высыпаются остальные патроны расходного запаса.

Так как в поясных сумках хранится 60 патронов, а в каждом кармане еще по пачке, т.е. 30 и, наконец, в патронташе 30, то у каждого солдата имеется по 120 патронов, которых достаточно для поддержания огня и в горячем бою. Всеми 120 патронами солдат нагружается лишь в предвидение боя, а в остальное время ноша его облегчается, насколько возможно; для караульной службы, например, ограничиваются одними патронташами».В этой же заметке генерал-майор А.И. Лаврентьев предлагал заменить ранцы «парусинною торбой», ввести в пехоте нагрудный патронташ и обязательное ношение для всех строевых нижних чинов шанцевого инструмента.14 апреля 1879 г. был подписан императорский указ об испытании «предметов нового пехотного снаряжения образцов 1879 года»5. В том же году испытания нового пехотного снаряжения под контролем Технического комитета Главного интендантского управления были проведены в Петербургском (в войсках гвардии), Варшавском и Виленском военных округах. Окончание испытаний в Кавказском военном округе было отложено на 1880 г.

.По результатам испытаний предметы снаряжения, представленные в первом проекте, были признаны «весьма практичными и целесоответственным­и, но требующими некоторых изменений и улучшений».Предметы­ снаряжения по второму проекту «собственно вещевой мешок и связанный с ним способ укладки и носки вещей, признаются войсками неудобными и значительно менее практичными, против предметов первого проекта».Учтя поступившие замечания, в предметы первого проекта внесли некоторые изменения.Вещевой и сухарный мешки. Крышки мешков были увеличены. Было предложено два способа застегивания крышек: с помощью ремешков и железных пряжек и с помощью деревянных костыльков и верёвочных петель. Чтобы мешки не разъезжались при беге, они должны были пристёгиваться друг к другу с помощью ремешка и железной пряжки или костылька и верёвочной петли. Дно и боковые стенки мешков были укреплены парусиновой тесьмой. Перевязь мешка была представлена в двух вариантах: из кожи и из парусины, подшитой с изнанки сукном.

Патронные сумки. Образец патронной сумки, испытывавшийся в 1879 г. и представлявший собой несколько изменённый германский образец, был отвергнут в первоначальном виде, так как кожаные гнёзда для патронов признали неудобными из-за «ссыхания, до невозможности вкладывания в них патронов». Кожаные гнёзда были заменены картонными. Застёжка на два боковых трынчика (тренчика) и медные кнопки была заменена на застёжку трынчиком посередине сумки. Также были представлены для испытаний два приспособления для устранения выпадения патронных пачек из патронных сумок существовавшего образца. Первое штабс-капитана Тюнегова и второе действительного статского советника Добужинского.Деревя­нная баклага. Тесёмочное приспособление для носки баклаги было признано неудобным и непрочным. Вместо него предполагалось испытать ременные приспособления для носки баклаги через плечо или на поясе.Медный пехотный котелок. Котелок образца 1871 г. признавался войсками неудобным и непрочным, поэтому предлагался новый котелок «по образцу котелка болгарского, с расширенным дном и без крышки и ручки». Объём котелка оставался прежним.Походная палатка. Ещё в 1865 г. приказом по военному ведомству в русской армии была введена походная палатка французского образца. После испытаний «палатка оставлена существующего образца, но с петлями и отверстиями, обмётанными нитками, а не с медными пистонами». К палатке полагались полустойка, приколыш и верёвка.

Чехол на малую шанцевую лопатку Линемана. Для испытаний были представлены три типа чехла: «а) чехол, измененного, ныне действующего, образца, с двумя клапанами,закрывающ­ими верхнюю часть лопатки; в чехол этот лопатка вкладывается таким образом, что ручка лопатки приходится между двумя застежными клапанами чехла; б) чехол, с отверстием в нижней его стенке (дне), для прохода ручки лопатки, причём лопатка может быть свободно вложена в него и вынута из него сверху (рукояткой вниз); крышка чехла застегивается на кожаный костылек, между стенками чехла не имеется вставок; ив) чехол такой же, как и предыдущий (б), но с крышкой, застёгивающейся ремнем и особой пряжкой; между стенками чехла сделаны кожаные вставки».

В соответствии с указом Александра II от 5 июня 1880 г. предметы пехотного снаряжения, испытывавшиеся в 1879 г., после внесённых в них изменений и названные образцами 1880 г. было приказано испытывать в тех же частях, в которых проходили испытания образцы 1879 г. Причём предполагалось вести параллельные испытания образцов 1879 и 1880 гг.
Прoкoммeнтировaть
пятница, 28 апреля 2017 г.
? Бюргер 22:21:50
Помню, что была картинка,и ее тиражировали как "Германская пехоте в атаке", 1914 г.
У пехотинцев отчего-то были черные мундиры с красной окантовкой и коричневые брюки с красными лампасами. Попадалась в книжках по истории часто.
Может кто поможет найти?
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
"Шедевр" согласованного ведения боя, или как гессенцы австрийцам помогали. Бюргер 16:50:23


14 июля 1866 года в баварском городе Ашаффенбург произошло сражения между частями прусской и австро-гессенскими армиями. «Военная энциклопедия» Сытина сообщает, что 15 000 пруссакам противостояли 17 000 союзников, из которых лишь 7000 были австрийцами.

Прусский генерал Август Карл фон Гёбен направил пруссаков тремя колоннами к городу. Преодолев упорное сопротивление австрийцев у деревни Ау-Мюле, пруссаки стали вести огонь во фланг и тыл австрийцам, и они отошли. Следующей целью пруссаков была Фазанья роща.

Гёбен несколько часов безрезультатно атаковал рощу, но после артиллерийского огня по ней пруссаки ворвались вперед. Защитники рощи пошли в штыки, но были отброшены залпами врага, и он на плечах отступавших вошел в Фазанью рощу.

Именно в этот момент, практически не вступая в бой, с позиции неожиданно снялись гессенцы, составлявшие основную часть войск союзников, и покинули место боя. С уходом гессенцев Эрвин фон Нейпперг, командующий австрийской армией, не мог держаться на позиции и протрубил отступление. Оно было выполнено в полном порядке, но пруссаки стали охватывать мост, по которому должно было пройти отступление. Австрийцы в штыки направились к пруссакам и выбили их. Часть австрийцев отступила, неся за собой две пушки, часть сложила оружие.

Союзники в этом деле потеряли 47 офицеров и 2445 нижних чинов; пруссаки потеряли 17 офицеров и 163 нижних чина. Однако это по энциклопедии Сытина. Немецкие источники говорят о 16 600 пруссаках с потерями в 27 мертвых, 144 раненых, 9 пропавших без вести и пленных. Австрийцы потеряли 25 офицеров и 481 солдата убитыми и ранеными, 22 офицеров и 1964 солдат пленными; гессенские потери составили 7 офицеров и 26 солдат убитыми и ранеными, 4 офицеров и 57 солдат пленили. Об отступлении гессенцев с позиции немцами не упоминается.

Быстрый успех пруссаков объясняется решительным способом ведения наступления и необъяснимым уходом гессенской дивизии с поля сражения.
Прoкoммeнтировaть
четверг, 27 апреля 2017 г.
Пистолеты и револьверы состоявшие на вооружении в странах-участницах Первой Мировой войны Бюргер 17:39:55
Подробнее…Это исследование. и не более того.

Сигнально-осветител­ьные средства русской армии
Часть 1-ая

Анализируя печальные итоги русско-японской войны 1904–1905 годов, Морское министерство России обратило внимание на некоторые детали боя, произошедшего 28.07.1904 г. Головным кораблём в кильватерной колонне Тихоокеанской эскадры шёл флагманский броненосец «Пересвет». Во время боя у него оказались сбитыми все мачты. Это обстоятельство лишило командующего эскадрой адмирала Витгефта возможности поднимать на реях мачт флажные сигналы и управлять подчинёнными кораблями.

Из этой гибельной ситуации командованием российского флота был сделан запоздалый вывод о том, что помимо флажных и световых сигналов прожектора, на судах флота необходимо иметь и другой тип сигнализации, который бы не зависел от наличия или отсутствия надстроек и мачт. Таким средством была сигнально-ракетная система.
К этому времени флоты многих государств мира, своевременно оценившие полезность ракетной сигнализации, уже приняли на вооружение своих судов более совершенную сигнализацию системы Бэра.

В комплект сигнальной системы Бэра входили: сигнальный пистолет, сигнальное ружьё и запас сигнальных ракет.

Пистолет Бэра предназначался для сигнализации в тёмное время суток. Калибр пистолета Бэра 34 - 35 мм. Сигнальное ружьё Бэра использовалось для сигнализации на дальние расстояния. Калибр ружья был такой же, как у сигнального пистолета.

Общая длина пистолета - 375 мм,

Длина ствола - 275 мм,

Масса - 1690 г.

Сигнальные ракеты (26 шт.) помещались в ячейках металлического ящика. На донце гильзы наносились цифры от 0 до 9 и ракеты располагались в ячейках ящика с соответствующими номерами. Помимо номерных патронов в сигнальный комплект входило 4 ракеты для подачи специальных сигналов: вызывного и ответного; знака группы; «ясно вижу» и «повторного вызова». Гильзы изготовлялись из белой жести, масса заряда чёрного пороха 8 г.

Ракеты выстреливались на высоту до 200 м и были хорошо видны в ясную погоду на дистанциях до 15 миль. Подаваемые сигналы могли гореть одним, двумя или тремя цветами или в виде молнии красного или зелёного цветов. Предусматривалась возможность подачи сигналов в различных сочетаниях.

Сигнальная система Бэра была опробована на судах минного отряда Балтийского флота России. Оценивая состояние сигнализации в отечественном флоте, Морской Технический Комитет в докладной записке от 28.01.1906 г. за № 247 указал, что «...дороговизна и необходимость ввоза из-за рубежа компонентов системы Бэра вынуждает нас без промедления выработать свою ракетную сигнализацию для близких и дальних расстояний с использованием пистолета Бэра, стреляющего цветными огнями».
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
Как это вообще могли построить? Бюргер 16:37:02
Машина для уничтожения крепостей «Обой» – «Катающаяся крепость». Проект гипотетической боевой машины колоссальных размеров, разработанный инженером И. Ф. Семчишиным в 1915 году. Представлял собой бронированный эллипсоид диаметром несколько сот метров, который, двигаясь со скоростью до 500 км/ч, сминал бы неприятельские крепости.

Никакое оружие на аппарате не устанавливалось. Корпус огромной яйцевидной конструкции выполнялся из закалённой стали толщиной 100 мм. Машина приводилась в движение при помощи двигателей, размещавшихся внутри аппарата и поднимавших маховик-эксцентрик,­ который, в свою очередь, обеспечивал перекатывание машины по земле. Причём, по мнению конструктора, скорость машины напрямую зависела от длительности нахождения маховика в приподнятом состоянии. В записке с предполагаемыми характеристиками Семчишин указывал максимальную скорость аппарата — 300 вёрст в час. При движении на подъём изобретатель предлагал также задействовать реактивные пороховые ускорители. Помимо двигателей и элементов управления, внутри корпуса машины располагались также «прожекторы, беспроволочный телеграф, элеваторы, жилые помещения и даже магазины».

Утопический проект был отклонён техническим отделом Главного военно-технического­ управления Русской Императорской Армии в том же году
­­
комментировать 17 комментариев | Прoкoммeнтировaть
Новая Швеция: Шведская колонизация Америки Бюргер 12:28:11
Т.е у Бранденбурга/Прусси­и ничего не получилось, так и у Швеции тоже самое?

Швеция пыталась колонизировать Северную Америку в XVII веке, Но этому помешали голландцы, которые начали войну против шведов на американском континенте.

В XVII—XVIII веках Швеция предпринимала шаги по созданию заморской колониальной империи, но для полноценной конкуренции с другими крупнейшими морскими державами того времени у нее не хватило сил. Особенно активны шведы были на американском направлении в середине XVII века — в период наибольшего могущества североевропейской страны.

В 1638 году шведы приобрели территорию на Восточном побережье Северной Америки в устье реки Делавэр. Сейчас эти земли входят в состав штатов Пенсильвания, Нью-Джерси, Мэриленд и Делавэр. Основанную колонию назвали Новой Швецией, как это часто происходило в Северной Америке в то время (Новая Англия, Новая Голландия). Для освоения территорий была открыта Новая шведская компания, ставившая своей целью поставки пушнины и прочих ценных товаров данного региона в Скандинавию. В качестве акционеров в работе компании приняли участие также голландцы и шведы.

Первые колонисты прибыли в Новую Швецию 29 марта 1638 года, основав порт Кристина, названный так в честь шведской королевы. Форт за несколько лет разрастется и станет столицей колонии.

Новая Швеция существовала в течение 17 лет. За это время она разрослась до десяти фортов, которые в совокупности населяло 600 человек. Это были в основном шведы и финны, выходцы с балтийского побережья. Финны и составляли большинство населения. В качестве военной силы использовались голландские и немецкие наемники.

За время существования колонии шведские поселенцы находились в альянсе с индейским племенем саскуеханнок(родств­енники ирокезов), что позволяло удерживать баланс сил в отношениях с английскими и голландскими колониями. Этот союз во многом нивелировал военную слабость шведов на североамериканском континенте.

Однако полноценное освоение территорий в Северной Америке для Новой шведской компании оказалось очень трудным, да и экономическая прибыль от нее оказалась не столь велика, как это изначально предполагалось.

В начале 1650-х годов Нидерланды взяли курс на ликвидацию Новой Швеции. Первым шагом на этом пути стало основание в непосредственной близости от шведских поселений форта Казимир. Сознавая угрозу, исходящую от него, шведы в мае 1654 году напали на голландские укрепления и захватили их. В ответ Нидерланды развернули широкомасштабные действия против шведской колонии. Для захвата Новой Швеции голландцами был направлен отряд, превышающий всё население колонии. Сопротивление длилось две недели, после чего Новая Швеция стала частью Новой Голландии в 1655 году, сохраняя автономное самоуправление.

После того как уже Новая Голландия была захвачена Новой Англией шведское, а точнее, финское самоуправление было ликвидировано в 1681 году основателем штата Пенсильвания Уильямом Пенном.

Сами финны до конца XVII века сохраняли родной язык.

Уже в конце XVIII века, в 1784 году после переговоров с французской стороной, Швеция приобрела остров святого Варфоломея (Сен-Бартелеми) в Карибском море. Целью приобретения было желание иметь собственный порт для активизации шведской торговли с США и латиноамериканскими­ колониями. Остров находился в шведском владении почти сто лет. В середине XIX века его содержание Стокгольму стало обходиться в большую сумму, чем приносимая им прибыль. Франции было предложено выкупить остров, что и произошло в 1877 году, а законодательно оформлено в 1878 году.

В начале 1810-х годов англичане вели переговоры со Швецией о ее предполагаемом вступлении в антинаполеоновскую коалицию. В целях компенсации будущих военных затрат англичане передали несколько островов из Малого Антильского архипелага в восточном бассейне Карибского моря. Острова были переданы Швеции в 1813 году и находились официально в ее подчинении 15 месяцев, за время которых так и продолжали управляться Великобританией. В 1814 году решение о передаче было отменено.
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
 


Солянка имени Кайзера ВильгельмаПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
Живы ещё годные ролевики?
пройди тесты:
..
Sweet Blood 1 - Ножом в сердце
ю
читай в дневниках:
Дневник эмокида
Помогите!!!

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх