Солянка имени Кайзера Вильгельма
Записи составляю как только, так и сразу, при наличии материалов
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Солянка имени Кайзера ВильгельмаПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | следующуюСледующая »


понедельник, 17 апреля 2017 г.
Легенда об исчезнувшем батальоне Бюргер 17:59:55

Легенда об исчезнувшем батальоне родилась в 21 день августа 1915 года. В этот день бесследно исчез батальон 5 Норфолкского полка британской армии. Белым днем, непонятно каким образом батальон, имея в своём составе 267 человек, навсегда исчез из нашего мира, как будто его никогда не было. А произошло это во время Первой мировой войны.

Предыстория такова. В феврале 1915 года англичане провели крупную десантную операция в Дарданеллах против турок. Задача была поставлена масштабная: захватить Стамбул и соответственно Босфорский пролив, для установления связей с российским флотом — армией. Были и другие задачи в этой операции, получившей название «Галлиполийская кампания». В целом компания длившаяся год, прошла неудачно, стоила британцам тысяч погибших солдат, а в итоге англичанам пришлось свернуть операцию, силами флота эвакуировать армию.

Вот во вовремя этой компании и исчез батальон солдат. Утром 21 августа командир батальона 5 Норфолкского полка полковник Хорэйс Бошем получил приказ от командующего Средиземноморскими экспедиционными силами генерала сэра Йена Гамильтона, предписывающий отбить опорный пункт турецкой армии на высоте 60. Для этого батальону необходимо было пересечь долину бухты Сульва и атаковать турок на этой высоте. Что интересно, нижние склоны холма были окутаны странным туманом, который не рассевался от сильного ветра, дувшего с юго-запада. Именно этот туман и скрыл наступающий батальон. Как потом стало известно, скрыл 267 человек навсегда. Высота была не взята.

Из доклада о том бое военному министру Китченеру генерала сэра Йена Гамильтона. «Батальон Норфолкского полка был на правом фланге и в какой-то момент почувствовал менее сильное сопротивление противника, чем то, которое встречала остальная часть бригады. Против отступающих сил противника полковник сэр Хорэйс Бошем — храбрый, уверенный в себе офицер — повел упорный натиск, увлекая за собой лучшую часть батальона. Сражение усиливалось, а местность становилась более лесистой и изломанной. Многие бойцы были ранены или доведены до изнеможения жаждой. Они вернулись в лагерь в течение ночи. Но полковник с шестнадцатью офицерами и 250 бойцами продолжал преследование, оттесняя противника… Они углубились в лес и перестали быть видны и слышны. Никто из них не вернулся».

За наступлением батальона наблюдали солдаты I новозеландской дивизии, которые ошалели от картины, что предстала на высоте 60 перед их глазами. Двадцать два из них, спустя 50 лет подписали коллективное свидетельство, удостоверяющее в форме отчета их воспоминания.

Они утверждали: «странный туман стал как-то плотно закручиваться, пока не превратился в очень густое облако, похожее по форме на буханку хлеба. После этого облако покинуло гору и поднялось в небо. Дальше оно поплыло по совершенно чистому небу против ветра! Что касается солдат, то на склоне холма их уже не было! Ни одного!».

Что можно подумать об исчезновении почти трех сотен сотен солдат и офицеров: плен или гибель?

Так и британцы посчитали, но в 1918 году побежденная Турция стала возвращать британских военнопленных. И тут выяснилось, что 21 августа 1915 года турки пленили 35 британцев. И только один из них — рядовой Браун —из Норфолкского полка. Другие солдаты, будучи в плену не видели и ничего не слышали о солдатах этого батальона. В архивах так же не были найдены сведения об обнаружении тел погибших на поле боя с турками.

Об исчезнувшем батальоне стало известно в 1967 году, после снятия грифа секретности с документов по Дарданелльской компании…

Так исчез целый батальон 5 Норфолкского полка!

Кстати, официальная сводка погоды по бухте Сульва на то утро подтверждает слова двадцати двух солдат новозеландцев. Склоны высоты 60, «были покрыты странным, неестественным туманом, который затем поднялся совершенно невероятным образом в небо».
Прoкoммeнтировaть
Я сейчас в Сев.Африке, не могу завязать шнурки, или как это было исторически Бюргер 17:22:23
Итальянцы оказались не самым надежным союзником Германии. Случаи попадания итальянских солдат в плен фиксировались повсеместно: видимо, жители Апеннин понимали, что война, в которую втянул их дуче не отвечает интересам Италии. Когда 25 июля 1943 года Муссолини был арестован, новое правительство Италии во главе с маршалом Бадольо приступило к тайным переговорам с американским командованием на предмет заключения перемирия. Результатом переговоров Бадольо с Эйзенхауэром стала массовая сдача итальянцев в американский плен. В этой связи интересно воспоминание американского генерала Омара Брэдли, который описывает приподнятое состояние итальянских военнослужащих при сдаче в плен: «Скоро в итальянском лагере воцарилось праздничное настроение, пленные сидели на корточках вокруг костров и пели под аккомпанемент аккордеонов, привезенных с собой». По мнению Брэдли, праздничное настроение итальянцев было связано с перспективой «бесплатной поездки в Штаты». Интересный случай поведал один из советских ветеранов, который вспоминал как осенью 1943 года где-то на Юге встретил огромный крестьянский воз с сеном, а цугом в него были запряжены шесть «тощих чернявых мужиков». Ими погоняла какая-та крестьянка с немецким карабином наперевес. Выяснилось, что это дезертиры-итальянцы­. Они так «лопотали и плакали», что советскому солдату с трудом удалось угадать их желание сдаться в плен.

Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 16 апреля 2017 г.
Моей бабушке почему-то это название ни о чем не говорило, видимо такой курс истории был в СССР. Бюргер 08:17:04
ЧТО ТАКОЕ ПРУССИЯ И ГДЕ ОНА НАХОДИТСЯ

Пруссия - это страна и государство (не путать одно с другим). Исконная, историческая страна Пруссия - это территория между Вайхселем (Вислой) на западе и Мемелем (Неманом)на севере. Как государство Пруссия в разное время существовала в разных видах и статусах. Первое государство на прусской земле - государство Тевтонского (или Немецкого) ордена или просто Орденское государство со столицей сначала в Мариенбурге, а затем в Кенигсберге. Оно уникально в мировой истории.

Следующее прусское государство, возникшее на землях Ордена путем самореформирования (1525) - герцогство Пруссия со столицей Кенигсберг.

А вот затем (внимание!) произошла интересная трансформация. У Пруссии возникли тесные политические и наследственные связи с курфюршеством Бранденбург (столица - Берлин). Некоторое время обе отдаленные друг от друга страны управлялись бранденбургским курфюрстом, бывшим одновременно и герцогом Пруссии. Это называлось Бранденбургско-Прус­ское государство.

Затем курфюрст Бранденбурга, он же герцог Пруссии, короновался в Кенигсберге как король (в) Пруссии и государство стало соответственно королевством Пруссия (1701). При этом название Пруссия стало распространяться как на саму собственно Пруссию, так и на Бранденбург и другие принадлежавшие ему по наследству земли. Основной столицей стал Берлин, но статус столицы и рециденции остался также и у Кенигсберга.

После этого собственно историческая Пруссия, как часть разросшегося государства, стала одной из его провинций (административных частей, а не захолустий в русском понимании) и стала называться Восточной Пруссией со столицей в Кенигсберге. С этого момента слово "Пруссия" (без "Восточная") обозначает только объединенное государство. А понятие "Восточная Пруссия" не является обозначением государства, так как такой страны не существовало.

Королевство Пруссия не исчезло и после объединения вокруг себя (1871) других немецких земель в Германский Рейх (империю). Германский кайзер (император) являлся одновременно и королем Пруссии.

После крушения монархии в 1918 Пруссия стала республикой, оставшись государством в составе Германского Рейха. Последний по форме стал уже просто федеративным государством, а не империей. Вплоть до оккупации во Второй Мировой Пруссия, как государство, имела своего свое правительство и другие государственные структуры. Восточная Пруссия, как провинция в составе Пруссии, также имела собственное правительство.

В результате Второй Мировой Пруссия, как и остальная Германия, были оккупированы, а в 1947, согласно распоряжению "союзников", прусское государство было "распущено", при этом у прусского народа никто ничего не спрашивал. Земли Пруссии были разделены между другими государствами, а часть их вошла в "новые земли" также расчлененной Германии.
Восточная Пруссия (историческая Пруссия) была разделена между советской Россией, Польшей и Литвой (оккупированными Россией).

Естественно, что Пруссия как страна - исторический, географический, этнический и даже политический субъект - никуда не исчезла. В настоящее время она (не по своей воле) не имеет государственности, но это дело наживное и в истории не редкость. Та же Польша не один раз исчезала с карты Европы, т.е. формально "переставала существовать".
Прусские Дух, Мысль, Культура, Искусство, Традиции - неистребимы и бережно хранятся прусским народом на всей ее территории. Идея восстановления прусской государственности также никогда не умирала и непременно будет воплощена.

А тому, что Пруссия живет и для остального мира, прекрасное доказательство этот мультфильм родом с другого конца планеты, от такой вот каламбурчик. :)­


ПРУССЫ И ПРУССАКИ

Эти понятия в России тоже часто путают.

Понятие "пруссы" (по немецки Altpreussen, Prussen, Pruzzen) - относится к древним "пражителям" Пруссии, представителям балтского этноса, являющегося родственным литовцам и латышам. Их еще называют "старые" или "древние" пруссы. Не путать с немцами! После оккупации Восточной Пруссии Россией в 1945 "для оправдания" был запущен миф, что пруссы были славянами и Россия "вернулась на свои исконные земли". Эта ложь до сих пор застряла в головах у многих русских. Другой бессовестный миф, распространенный в России - о полном уничтожении пруссов, их культуры и языка немцами еще во времена Ордена. На это можно сказать только, что этнические пруссы, изгнанные из своей родины Россией, живут до сих пор в Германии и Литве, а в послевоенной Германии они даже делали попытку официально зарегистрироваться как национальное меньшинство.

Понятие "пруссаки" (Die Preussen) - несколько иного характера. Это мультиэтническая нация. Пруссия являлась успешным "котлом наций" еще за долго до колонизации Америки. Кстати, сама колонизация (христианизация) Пруссии существенно отличалась от того, что творилось в Новом свете на "родине свободы и демократии". Исторически костяк прусской нации составляют немцы. Однако они далеко не единственные члены большой прусской семьи (и это мы коворим лишь о территории исторической Пруссии!). В первые века в Орденском государстве немцы вообще были в меньшинстве в отношении к пруссам. На юге (Восточной) Пруссии значительную часть составляли прусские поляки - мазуры, на востоке и севере - прусские литовцы. Кроме того, среди пруссаков было не мало этнических голландцев, французов, швейцарцев. На юго-востоке Восточной Пруссии были даже пара деревень русских-старообрядц­ев, которые когда-то спаслись здесь от преследования в России. Вообще Пруссия была уникальным местом в Европе, где находили убежище преследуемые в своих странах по религиозным мотивам протестанты (лютеране). Пруссия - первая протестантская страна мира и всегда была гарантом и защитой, "ноевым ковчегом" для гонимых.

В общем, "пруссак" - это универсальное национальное понятие, которое охватывает людей любого этнического происхождения, будь то итальянец или русский. Наиболее близкие аналоги такого типа наций - американцы (граждане США), швейцарцы и пр. Таким образом, если ты почувствуешь когда-либо, что в твоем сердце навсегда поселилась Пруссия, то сможешь идентифицировать себя именно этим словом.

А то, какой оттенок или смысл слово "пруссак" может иметь для некоторых русских ушей, я даже не буду здесь затрагивать. Ну это как примерно получалось с тараканами. их Наименование в просторечии «прусак» происходит от мнения, что этот вид насекомых попал в Россию из Пруссии. В то же время в Германии и Чехии этих насекомых ошибочно называли «русскими» (нем. Russen, чеш. Rus), полагая, что они были завезены из России. В противоположность к рыжему таракану, чёрных тараканов (Blatella orientalis) немцы и чехи называют «швабами» (нем. Schwaben, Schabe, *чешский вариант написания не пропечатался*).
Вот я например почему-то в первую очередь книгу про Александра Васильевича Суворова вспоминаю, ну, когда он был еще подполковником при Елизавете Петровне, так он под Гросс-Егерсдорфом воевал с Фридрихом.
Прoкoммeнтировaть
Прусские галиоты Семилетней войны Бюргер 08:03:55
Прусские галиоты Семилетней войны
(Galiot)
Пруссия, 1759 г. 4 ед.

#Бранденбурга_флот #Шведский_флот
В 1758 г. Фридрих II решил для охраны рейдов строить свои корабли. Таким образом, в течение зимы 1758-59, пруссаки, которые до сих пор были лишены какой-либо военно-морской силы, построили маленький флот в Штеттине, переделав несколько транспортных судов и рыболовных лодок в военные корабли. 5 апреля 1759 корабли были спущены на воду.

Флотилия состояла из четырёх 14-пушечных галиотов (Knig von Preuen, Prinz Heinrich, Prinz von Preuen и Prinz Wilhelm), четырёх 10-пушечных галер (Jupiter, Mars, Merkury и Neptun) и четырёх баркасов (маленькие одно- или двухмачтовые суда Nummer 1, Nummer 2, Nummer 3 и Nummer 4).

Узнав о приготовлениях пруссаков, шведы решили уничтожить эту маленькую военно-морскую силу прежде, чем она могла стать угрозой их неоспоримому военно-морскому превосходству.

В начале августа 1759 шведская эскадра под командованием Карпелана вошла в Одер и направилась в бухту Штеттина. 8 августа она вошла в западную половину бухты и 22 августа, произошло первое сражение между двумя военно-морскими силами у Анклама. Шведы выиграли этот начальный этап, а 10 сентября произошло сражение во Frisches Haff (Штеттинский залив), в котором прусская флотилия была наголову разбита. Все 4 галиота были захвачены и уведены в Швецию.

Маленький прусский флот прекратил существование. Пруссаки были теперь неспособны поддержать свои изолированные гарнизоны в Узедоме и Воллине. Шведы скоро использовали ситуацию в своих интересах, чтобы захватить эти два места.

После сражения, по пути в Швецию на борту галиота Skldpadde, около датского острова Борнхольма прусские пленные (27 солдат и 133 моряка) сумели захватить корабль и вернулись в Кольберг.
Прoкoммeнтировaть
#Бранденбурга_флот Бюргер 07:54:55
#Бранденбурга_флот
Первым флейтом Бранденбургского флота был купленный в Кёнигсберге в 1657 г. 7- или 14-пушечный Churfrst von Brandenburg (Князь Бранденбургский), вероятно, из за отсутствия других подходящих судов. Корабль, водоизмещением ок. 250-300 т., использовался до конца Северной Войны 1655-1660 гг. против шведских кораблей и укреплений в заливе Фришез-Хафф со стороны Польши и в 1662 был продан в Кадисе (Испания).

Следующий флейт упоминается во время войны со Швецией: в 1676 г. - Salamander, но он был оборудован, как брандер, и в 1678 разбился. В 1677 упоминается также Windhund (борзая), но в списке "фрегатов", правда всего с 6 пушками. Вероятнее всего, это был флейт.

Только в 1681 г., когда Бенджамин Рауле создал в Эмдене "Бранденбургско-Афр­иканскую компанию", понадобились вооружённые транспортные суда для доставки грузов из колоний, потому были приобретены два флейта: в 1681 6- или 8-пушечный Seeritter (Морской Рыцарь), а в 1682 - построенный в Берлине 10- или 18-пушечный Friede (Мир). Позже второй указывался, как 32-пушечный, вероятно, в какой то период был довооружён до фрегата.

В 1684 в Голландии был куплен флейт Wolkensule (Столп облачный), в следующем году переименованный в DerfflingerFleut (в честь генерала кавалерии Георга фон Дерффлингера, в 1675 одержавшего победу над шведами в битве при Фербеллине).

В 1685 Seeritter был продан, а вместо него в следующем году в Голландии был приобретён 4- или 6-пушечный Stad Emden (Город Эмден), но уже в 1689 он был захвачен французами.

В 1692 флот "Бранденбургско-Афр­иканской компании" пополнился 18-пушечным флейтом Afrikaner (Африканец), а Friede был переименован в Die sieben Provinzen (Семь Провинций = Нидерланды). В 1693 французский капер захватил Derfflinger. В следующем году он был возвращён за вознаграждение, но сразу продан в Эмдене.

После смерти курфюрста флот остался без покровителя и пришёл в упадок. Die sieben Provinzen пропал в море в 1699 (по другим данным, в 1702 ещё стоял в Гамбурге), а Afrikaner последний раз упоминается в 1696.

Возможно, флот использовал и другие флейты, но данных об этом не сохранилось. Известно, только, что в 1683 Бранденбургско-афри­канская компания имела 30 торговых судов, многие из которых, вероятно, были флейтами.
­­
Прoкoммeнтировaть
ЗАМОРСКИЕ КОЛОНИИ БРАНДЕНБУРГА Бюргер 07:49:07
ЗАМОРСКИЕ КОЛОНИИ БРАНДЕНБУРГА


Для обеспечения беспрепятственной торговли с африканскими колониями Гросс-Фридрихсбург и Аргуин Бранденбургу требовался опорный пункт на Карибских островах.

С этой целью Бранденбургско-амер­иканская компания 25 ноября 1685 года заключила с Датской Вест-Индской компанией договор об аренде части одного из Антильских островов — Санкт-Томас. Согласно договору, остров оставался в собственности Дании, однако Бранденбург получал на 30 лет все права пользования. Кроме того, на все тридцать лет острову давались права свободного порта. В 1693 году арендованная Бранденбургом часть острова была им аннексирована без сопротивления со стороны датчан. После того, как африканские колонии Бранденбурга перешли к другим государствам, колония на о. Санкт-Томас была заброшена в 1720 году.

Кроме того, были попытки создать колонии на Крабовом острове (ныне Вьекес, 1689—1693), где Бранденбург аннексировал колонию, созданную Датской Вест-Индской компанией в 1682 году и на острове Тертолен (ныне Тортола), приобретённом прусским королём Фридрихом I в 1696 году.
Иными словами Германия даже еще не будучи объединенной страной, уже пыталась заполучить колонии
В период правления курфюрста Фридриха Вильгельма Бранденбург проводил активную колониальную политику. Для её осуществления была основана Бранденбургско-афри­канская компания (нем. Kurfrstliche Afrikanisch-Branden­burgische Compagnie, позже перешедшая Пруссии). Для защиты поселенцев и имущества компания имела право обращаться за помощью к военно-морскому флоту Бранденбурга.

Аргуин

5 октября 1685 года Бранденбургско-афри­канская компания основала колонию на острове Аргуин возле западного побережья Мавритании. Капитан фрегата "Rother Lwe" Корнелиус Реерс восстановил существовавшую на острове старую португальскую крепость и заключил с королём Аргуина договор, согласно которому Бранденбург становился государством-протек­тором. Этот договор был ратифицирован в 1687 году и подтверждён в 1698 году. Удачное географическое положение острова способствовало успешной торговле, а некоторое время Аргуин был центральным перевалочным пунктом мировой торговли каучуком. Остров был захвачен французами 9 марта 1721 года.

Вида

На территории современного Того около 1700 года существовала совместная с англичанами и голландцами колония Вида (нем. Whydah). Несмотря на то что она представляла собой только опорный пункт и складские помещения, благодаря торговле рабами она стала одним из основных торговых центров Того.
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
Субмарина для рукопашного боя... Бюргер 07:46:56
Субмарина для рукопашного боя

#Бранденбурга_флот
1 февраля 1851 года, в Кильском порту при четвертом испытательном погружении затонула первая германская подводная лодка "Брандтаухер" ("огненный ныряльщик"), построенная по проекту изобретателя Вильгельма Бауэра. Лодка, по замыслу ее создателя, предназначалась для уничтожения вражеских кораблей подрывными зарядами, которые крепились к их днищам вручную, с помощью водолазных перчаток, торчавших по бокам носовой башенки.

После сближения "Брандтаухера" с объектом атаки его капитан должен был просунуть руки в прорезиненные рукава с перчатками, отцепить висевший снаружи лодки заряд массой около 50 кг и как-то (возможно, с помощью буравчика) прикрепить его к неприятельскому судну. После этого лодка задним ходом отплывала на безопасное расстояние, а бомба подрывалась проводным электрозапалом. Но до испытаний этой оригинальной системы дело не дошло, поскольку, как уже было сказано, вскоре после начала испытаний субмарина не смогла всплыть.

Причина аварии не совсем понятна. То ли в корпусе образовалась течь, то ли вышел из строя насос, откачивающий водяной балласт, то ли лодку, легшую на дно, присосало к грунту. К счастью, это произошло на небольшой глубине, и троим испытателям, среди которых был и сам Бауэр, удалось открыть входной люк и вынырнуть на поверхность. Поднимать субмарину не стали, так как Бауэр сразу приступил к разработке нового, более совершенного подводного судна.

В 1856 году эта новая подводная лодка, названная "Зеетойфель" ("морской черт"), была построена и успешно испытана, но не в Германии, а в России. Однако это уже другая история. А "Брандтаухер" все-таки извлекли из-под воды, но произошло это только в 1887 году, при проведении работ по углублению Кильской гавани. Первенца германского подводного флота отреставрировали и выставили в Берлинском музее ВМФ, а потом - перевезли в Дрезденский военно-исторический­ музей, где он стоит до сих пор.
На заставке - эскизный рисунок Вильгельма Бауэра, из которого развился проект "Брандтаухера".

Чертежи "Брандтаухера", на которых хорошо видна вся его конструкция. Лодка с экипажем из трех человек приводилась в движение с помощью двух ручных воротов, передававших вращение на винт через шестеренчатый редуктор. Эта система позволяла развивать скорость до трех узлов, но - недолго, так как на максимальнм режиме работы "моторы" быстро уставали.

Коричневым цветом на схеме выделен деревянный каркас судна (обшивка выполнялась из клепаных железных листов толщиной 6 мм), желтым - система перемещения 500-килограмового балансировочного груза, с помощью которого менялся дифферент, синим - система управления рулем поворота, а зеленым - насосы и трубы для закачки и откачки водяного балласта. Интересно, что на лодке не было балластных цистерн, а вода заливалась прямо в корпус, под деревянную палубу. Сзади виден бак-баллон для сжатого воздуха.
­­
Прoкoммeнтировaть
Флот... у сухопутной державы. Смешно. Бюргер 07:36:58
Флот Бранденбурга в 1678 г. В центре "Friedrich Willem" и "Goldener Lowe",(о с умлаутом не пропечатывается) на заднем плане ещё два фрегата, по видимому "Churprinz" и "Berlin", справа галиоты.
­­
Прoкoммeнтировaть
Любопытненько Бюргер 07:34:43
ИСТОРИЯ ГОРНОЗАВОДСКОГО ФЛОТА НА ЧУСОВОЙ
Как раз недавно фильм на эту тему смотрел.

В селе Кын на Чусовой, в каменном Корпусе паровых машин Кыновского завода есть Музей горнозаводского флота. Под каменными сводами лодки качаются на цепях, будто на волнах…
Но вот вопрос – откуда на "сухопутном" Урале взялся флот?

Племена людей издревле "ходили" по рекам – единственным "дорогам" в дремучих лесах.
Лодка-долблёнка – один из самых древних видов лодок, которая оставила след археологам в I веке до нашей эры. Для её изготовления брался древесный ствол, который выдалбливался изнутри. От таких "однодеревок" произошли более лёгкие, "комбинированные" лодки, где к выдолбленным бортам приделывалось дощатое днище. Древние люди и катамараны придумали – для лучшей остойчивости ходили на сдвоенных вместе долблёнках.
Племена, жившие на Чусовой – не исключение. У горных рек "убойное" для лодок дно – каменные "ерши", шиверы, того и гляди пробьет камнем днище! Летом, в межень, горные реки мелеют. Особенность всех судов на горных реках – плоское днище, небольшая осадка.

Другое дело – "сурьёзные" лодки для перевозки войска и грузов – "лодьи". На Руси "лодьи" строились мастерами-лодейщика­ми. В Русской Правде 1282 года перечислены уже лодья речная и морская.
Центрами развития речного флота России в XVI-XVII веках были Нижний Новгород, село Дединово Коломенского уезда, Казань, Астрахань. Крупные купцы-солепромышлен­ники, Строгановы и Филатьевы, Г.Л. Никитников, экономили средства и не возвращали барки после доставки соли, они продавали их …на дрова.
Барки – общее название крупнотоннажных лодей.
На нижнем течении Чусовой появились барки, которые сперва возили соль с промыслов Строгановых – "соляные караваны".
Прообразом чусовских барок стала волжская барка.
Наступала эра "горных заводов", которые стали строиться на Урале. И уже "железные караваны" с их продукцией стали сплавлять по рекам Аю, Сылве, Койве, Вишере, Яйве, Каме, Белой, Уфе... А главная "дорога" была по Чусовой, единственной реке, пробившей Каменный Пояс с запада на восток и соединившей всю "горнозаводскую цивилизацию".

Каковы же особенности и устройство чусовских барок?
Барка должна быть не только вместительной, но и приспособленной к ударам о страшные камни-бойцы. У чусовских барок были круглые бока. На судоходных каналах тогда брали пошлину с длины судна (данные горного инженера Никифора Клеопина, 1731 г.), поэтому красивые и узкие носы барок были дорогим удовольствием.
Вот и получилась из дощаников да волжских барок чусовская "пузатая" барка с "притупленными" очертаниями.
Она уже была поменьше предков, русских северных барок, и брала "всего-то" 10-12 тысяч пудов.

Для строительства барок поблизости и на берегах пруда устраивались "плотбища", к которым лес сплавляли, либо подволакивали на лошадях.
Просушенные бревна на "лесопильных мельницах" пилили на доски и брусья разного профиля.
Сначала делалось днище барки из длинных досок ("лыжин"). Поперёк днища укладывали среднего размера бревна с частью корня ("кокоры", они же — "карчи", "копани"), причём в шахматном порядке (то на один борт корнем, то на другой). К обрубкам корня кокор вертикально крепились стойки из брёвен — "огнива". Они же служили уключинами для вёсел, и на них наматывались "ходовые", "вытяжные" и "травочные" снасти. На носу и на корме стоймя укреплялись более высокие и крепкие брёвна — "пыжи".
Полученный остов барки обшивали досками различной толщины ("боковнями", "порубнями" и пр.). Барку тщательно смолили и конопатили. В полученном"коробе" барки днище перекрывали поверх кокор настилом ("подмётом"). Носовые "плечи" (закругления) были на четыре вершка шире кормовых. Чтобы барка на плаву держала курс и не "рыскала", носовые плечи загружали больше.

На носу и на корме противоположные борта барки сцепляли деревянными брусьями – "оздами", чтобы её не распирало грузами. С кормы и с носа на "озды" и "плечи" барки настилали палубы ("стлани"). Центральная часть барки над трюмом называлась "льяло". Её перекрывали тесовой кровлей на два ската — "конём".
Для защиты при ударе об скалу на нос и на корму барки надевали массивные рамы из брусьев ("сопляки"). Бамперы, можно сказать.
Чтобы при необходимости стаскивать барку с мели, к носовому пыжу прицепляли две широкие и длинные доски ("неволи"), которые плыли вдоль бортов. Опустив "неволи", тем самым "подпирали" воду перед носом барки до уровня, пока барка не слезет с мели.
Ещё на борт брали толстые брусья – "чегены", которыми, как рычагами, подпирают и стаскивают барку с мели, когда "неволи" уже не помогают.
Огромные вёсла для барок ("потеси") делали из цельного бревна – один конец стёсывали плоско как лопасть, другой конец ("валёк") вырезался с рукоятью ("губой"). Носовые вёсла часто называли "поносными". Самый опытный гребец ("подгубщик") держался за "губу", остальные держались за "кочетки" (столбики, продетые сквозь "валёк"). К концу XIX века на барках окончательно перестали использовать потеси. Вместо них на носу и на корме барок появились сложные рулевые конструкции.
Барка несла несколько якорей — "ходовых", "становых" и "лодейных".

Барки строились на помостах, от которых к воде протягивали бревенчатые рельсы ("стапеля"). Стапеля мазали варом, дёгтем или смолой, чтобы барка легче по ним скользила, оттого их прозвали "склизни".
Чтобы барки сошли в реку, требовалось в устье притока построить плотину с прудом. Пруд, как правило, по уровню был существенно выше Чусовой и требовалось спускать барку поэтапно.
Когда барка была готова, устраивали спуск барки на воду по "склизням", который назывался "спишка". Участвовало до тысячи человек! Мужики толкали барку деревянными слегами ("пишками"), а женщины в кожаных рукавицах ("вачегах") – тащили барку по склизням за тросы (снасти).

В устье притока, на выходе в Чусовую устраивались бассейны с причалами – "гавани". В "гавань" спущенные в пруду барки выводили через шлюз с "затворами".
Рядом строили "магазины", в которые зимой свозили продукцию горных заводов для отправки на барках. Тут же строили пристани, с причалов которых барки грузились продукцией заводов. Раз в году по весне грузы отправлялись "в Россию".
Руководила всем хозяйством "пристанская контора". Она готовила материалы для строительства, заключала подряды, нанимала строителей и бурлаков и рассчитывалась с ними. При конторах даже имелись "тёмные" – тюрьмы, и несли караул становые приставы или наряды казаков, следившие за порядком.
От гаваней барки "вылетали" в трудный и рискованный путь по Чусовой…

И всё бы было хорошо, да только 180-тонная барка с осадкой никак не смогла бы пройти по мелкой для неё реке Чусовой, да ещё с каменными выступами на дне. И тут проявилась русская смекалка! Удивительно и невероятно, как же придумали Чусовую сделать судоходной! В Обзоре "Россия. Полное географическое описание нашего Отечества" сообщается, что "…для устранения мелководья придуман был довольно остроумный способ. В верховьях Чусовой и по притокам её при горных заводах устроены большие запасные пруды, из которых весной перед сплавом караванов судов в назначенный день спускают разом всю воду".
В начале апреля в гаванях и на прудах в условленный день взрывали лёд, заводы и пристани открывали затворы плотин и устраивали первый, "взломный вал" – освобождали Чусовую ото льда. До конца апреля ждали, когда по Чусовой пройдёт лёд, вода поднимется и смоет ледовые заторы. Готовые барки выводили в гавань и загружали. Каждый завод, пристань готовили свой караван, обычно из 3-12 барок, а всего сплавлялось от 300 до 600 барок.
Напряжение у сплавщиков нарастало до высшей степени готовности – ждали знаменитый "караванный вал"…
В начале мая в условный день и час заводы снова открывали шлюзы плотин и…"наливали" Чусовую! Первым спускал воду самый верхний и самый мощный завод на Чусовой – Ревдинский.
Пролетая мимо каждой пристани, барка караванного начальника делала выстрел из небольшой "караванной пушечки", мол, всё в порядке!

Начальником был "караванный" – от завода, горного округа или владельца груза. "Караванный" сдавал груз ожидавшему его заводскому"поверенн­ому" или же самостоятельно продавал груз заказчику или купцам на ярмарке. "Караванный" вёл учёт всем деньгам и документам каравана. У казённых заводов с 1731 года "караванным" был горный офицер.
У "караванного" в помощниках была артель гребцов на "косных" лодках, в том числе и для спасения людей.

Вёл барку сплавщик – он же капитан, он же штурман и лоцман. Это была потомственная профессия, знания фарватера и поведения Чусовой передавались поколениями. За провод барки с чугуном сплавщикам платили 35–40 рублей, за барку с медью 50–60 рублей. На финише (на Лёвшинской пристани, в Перми или в Оханске) сплавщикам выдавали ещё премию около 10 рублей. У Строгановых сплавщик, который благополучно провёл 25 барок, то есть проработавший 25 навигаций, получал пожизненную пенсию.

За сохранность груза на барке головой отвечал "водолив", второе лицо на барке после сплавщика. Заодно он же боцман, завхоз и кашевар на стоянках. Водолив продавал пустую барку после разгрузки, сдавал деньги "караванному". На каждое весло-потесь ставили от 5 до 10 бурлаков – простых матросов. Женщин и подростков тоже брали в бурлаки, ведь им платили вполовину меньше.
Всего экипаж простой барки составлял 25-45 человек, а на "казённой" барке с "караванным", артелью "косных" и пассажирами отправлялось до 70 человек. На барках устанавливали разноцветные флюгеры ("репейники") и фирменные флаги заводов.

Долететь на барке от Ревды до Перми за 4–5 дней можно."Если не было аварий…" Сколько же людей погибло в ледяной воде Чусовой, когда барки налетали на скалы-бойцы. Самый страшный боец был – Разбойник. В 1876 году простой купец Стахеев из Елабуги за свой счёт взорвал этот камень. (Между прочим, это был один из первых в мире подводных взрывов). Не помогло. Только за один день (!) в 1877 году под Разбойником разбилось сразу двадцать три барки и утонуло больше сотни бурлаков… Разбойник взрывали затем ещё дважды.
Тогда, с 1880 года, по инициативе промышленника Стрижёва на барках стали использовать лоты – прямоугольные чугунные слитки с шипами. Вес лота был три пуда. Связки из 6-8 лотов располагали на корме и крепили к барке цепями. Лоты на цепи волочились за баркой по дну реки и тормозили её. Особенно важно это было перед крутыми переборами. Лоты скатывались в глубину и тем самым ставили барку на фарватер. Частота аварий была снижена до 4%.
Последний сплав по Чусовой был в 1918 году.

На берегу Чусовой в селе Кын в начале заводской дамбы, возле Дома охотника в 2010 году установлен Памятник железным караванам (скульптор Анатолий Чагачкин из г. Лысьва). Четырёхтонная скульптура в виде железного барочного лота отлита на Лысьвенском металлургическом заводе. Памятники железным караванам не так часто встречаются. На Чусовой ещё есть памятник сплавщикам и караванным в селе Чусовое Свердловской области.
Прoкoммeнтировaть
суббота, 15 апреля 2017 г.
Странней игры не встречал, в одном описании речь про 1848 год, во втором про какого-то Ракоци Бюргер 19:02:56
Война за независимость Венгрии (1703-1711) — это неудавшееся восстание венгров под предводительством князя Ференца II Ракоци против владычества австрийской династии Габсбургов.

Накануне войны

Уже накануне войны за Испанское наследство Ференц Ракоци был среди участников антиавстрийского заговора. В 1697 году он вступает в тайную переписку с Людовиком XIV, предлагая оказывать взаимопомощь в борьбе с Габсбургами. Король-солнце в первом же ответном послании заверяет его в своей поддержке. Однако французский офицер, которого Ракоци выбрал курьером, оказался австрийским шпионом. После раскрытия заговора молодой венгерский аристократ 18 апреля 1700 был заключён австрийскими властями в крепости Винер-Нойштадт неподалёку от Вены. Ракоци грозила неминуемая казнь, однако в 6 ноября 1701 ему удалось убежать в Польшу, где он встретился с Берчени и представителями Франции. Побег этот окончательно решил судьбу Ракоци: он бесповоротно становится врагом Вены и вождем антиавстрийского движения в Венгрии.

Зарождение освободительного движения

В 1703 г. большинство австрийских войск было отведено из Венгрии и Трансильвании для участия в войне за Испанское наследство, и в окрестностях Мукачева была собрана новая армия повстанцев-куруцев,­ набранная преимущественно из венгерских и русинских крестьян Закарпатья, требовавших ликвидации феодального и иноземного гнёта. Французы вошли в Тироль, и стало казаться, что, если все куруцы объединятся, то вместе с войсками Франции они могли бы пойти на штурм Вены. С конца 1702 г. главный координатор антигабсбургского движения Тамаш Эсе — крестьянин, ставший предпринимателем par excellence и торговавший солью, — вновь принялся искать подходящего вождя. Кандидатура Ракоци представлялась идеальной. Эсе посетил его в маленьком замке Брежаны на юго-востоке Польши. Ракоци дал согласие и 6 мая 1703 г. написал воззвание с требованием освобождения Венгрии от «незаконного и невыносимого гнета». Через месяц он прибыл в Венгрию под флагами с латинской надписью Cum Deo pro Patria et Libertate (С Богом за отечество и свободу).

Начало войны

Его поначалу маленький лагерь стал быстро наполняться простым людом, особенно после того, как 28 августа 1703 г. он обещал поместным крестьянам, которые присоединятся к его армии, освобождение от налогов, податей и повинностей. Это означало вмешательство в отношения между помещиками и крестьянами и призыв к обеим сторонам руководствоваться государственными интересами. Дворянство, которое на первых порах избрало выжидательную позицию, убедилось, что Ракоци, намерен поддерживать дисциплину в армии, законность и порядок в стране, и потому вслед за своими крестьянами примкнуло к его движению. Таким образом, войско Ракоци стало обладать не только значительной численностью, но и собственной иерархией и авторитетностью. Временное совпадение различных социальных интересов привело к тому, что опустошенная страна оказалась способной и, главное, захотела содержать национальную армию численностью в 70 тыс. человек в течение нескольких лет (на субсидии от Людовика XIV можно было содержать только малую толику этого войска). К сентябрю 1703 вся Венгрия до Дуная была освобождена от австрийцев. На освобождённых территориях Ракоци оказывал содействие развитию экономической жизни, особенно ремесла и торговли.

Развитие успеха

В 1704 при баварском Хёхштедте (Гохшедте) австрийцам удалось победить силы французов и баварцев, что позволило бросить против повстанцев новые силы австрийских лабанцев. Однако, июле 1704 повстанцы освободили от габсбургских войск Трансильванию, в декабре 1705 — Задунайский край. Ракоци был избран князем Трансильвании, а затем, в сентябре 1705 г., сословное Национальное (Государственное) собрание в ноградском городке Сечень отказалось утвердить императора Иосифа I венгерским королём, провозгласив взамен создание конфедерации во главе с Ференцом II Ракоци для восстановления независимости страны. Одновременно создавался и новый государственный аппарат для восстановленного Венгерского государства: были созданы органы исполнительной власти — Сенат и Экономический совет, — а также регулярная армия Венгрии.

Военные союзы

13 июня 1707 Государственное собрание в Оноде утвердило предложенный Ференцом Ракоци закон о детронизации Габсбургов с венгерского престола. Так как Франция была не в состоянии оказывать систематическую помощь сражающейся Венгрии, в дипломатическом арсенале Ференца Ракоци оставалось лишь одно дружественно настроенное по отношению к венгерскому национально-освобод­ительному движению государство — Россия. В сентябре 1707 представителями Ракоци был подписан тайный договор с послами Петра I Великого, и страны обменялись послами. Однако военно-политический­ союз между Венгрией и Россией остался не реализованным на практике: вторжение Карла XII на территорию Речи Посполитой и Российского государства сковало все силы Петра I Великого на полях боёв Северной войны.

Поражения

После 1707 крестьянство, убедившись, что его основные требования остаются неудовлетворёнными,­ стало отходить от движения, несмотря на принятие Государственным собранием в декабре 1708 закона об освобождении от крепостной зависимости участников освободительной войны. 3 августа 1708 в сражении у словацкого города Тренчин Ференц II Ракоци был серьёзно ранен при падении с лошади. Считая, что их руководитель мёртв, куруцы обратились в бегство. Столь серьёзное поражение в сражении с габсбургскими войсками, а также последовавшая победа лабанцев в январе 1710 у Ромханя заставили Ракоци отводить свои силы на северо-восток, к Сатмару и Мукачеву, где он пользовался сильнейшей поддержкой.

Конец войны

Не доверяя заверениям посла императора Яноша Пальфи в амнистии, Ференц II Ракоци 21 февраля 1711 покинул страну и направился в Польшу (незадолго до этого после отречения Августа II Фредерика он выдвигал свою кандидатуру на польский престол), стремясь добиться помощи от России и Франции и поручив верховное главнокомандование венгерскими войсками барону Шандору Каройи. Однако дворянство склонялось к компромиссу и миру с Габсбургами, соответственно, сам главнокомандующий повстанческой армией барон Шандор Каройи без согласия руководителя венгерского национально-освобод­ительного движения вступил в тайные переговоры с командующим австрийскими войсками графом Пальфи, окончившиеся изменническим мирным договором, заключенным 30 апреля 1711 в Сатмаре. Через два дня, 1 мая 1711 основные силы куруцев в 12 000 чел. капитулировали на Надьмайтенском поле у Сатмара. Несмотря на официальную капитуляцию, мужественные защитники последней из находившихся под контролем куруцев крепостей — Мукачевского замка в Закарпатье — оборонялись вплоть до своей сдачи габсбургским войскам 22 июня 1711.
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 10 апреля 2017 г.
Железный крест для русских солдат. Бюргер 17:22:09
Вглядываясь в портреты Военной галереи Зимнего дворца, невольно обращаешь внимание на чёрный крест на мундирах русских генералов, очень напоминающий по форме прусский, а позже германский Железный крест. Эта награда получила название по селению Кульм (ныне Хлумец в Чехии), где летом 1813 года войска VI антинаполеоновской коалиции одержали важную тактическую победу над силами Наполеона Бонапарта. Это сражение, почти забытое в современной России, имело большое значение в летней кампании 1813 года и стало предвестником триумфа союзных армий в Битве народов под Лейпцигом.

Битва при Кульме произошла 1718 (29-30) августа 1813 года, вскоре после истечения срока перемирия, заключенного тем же летом между силами антинаполеоновской коалиции и Францией.

Расстроенные войска союзников, потеряв до 25 тысяч солдат и 40 орудий, отступали тремя колоннами от Дрездена на юг через долины Рудных гор в сторону Богемии (Чехия). Целью австрийского фельдмаршала Шварценберга было прикрыть направление на Вену— столицу Австрийской Империи.

Австрийцы двигались по дороге через Фрайберг (западная дорога), другая колонна союзников шла кратчайшей дорогой через Диппольдисвальде и Альтенберг (центральная дорога). Третьей колонне русских войск было предначертано отступать восточным путем через Пирну (вдоль реки Эльба), однако на неё уже вышли части французов, переправившиеся южнее Пирны в районе Кёнигштейна.

Командующий русскими частями фельдмаршал Барклай де Толли решил идти на г. Теплиц (Богемия) через Диппольдисвальде и Альтенберг. В арьергарде колонны русской армии, двигавшейся по дороге через Рудные горы на Теплиц, отходил корпус принца П.Х. Витгенштейна.
Чтобы перерезать путь отступления союзникам через горные долины, Наполеон ещё 14 (26) августа послал обходным манёвром слева на город Теплиц 1й армейский корпус генерала Вандама, поддержать которого должны были корпуса маршалов Сен-Сира и Мармона (но Вандам так и не дождался поддержки). В случае успеха Вандаму был обещан маршальский жезл.
При успешном выполнении поставленной им задачи для союзников сложилась бы крайне опасная и даже критическая как в военном, так и в политическом отношениях ситуация. В военном потому, что в случае выхода корпуса Вандама к Теплицу он мог бы перекрыть узкий путь через Рудные горы, и тогда Богемской армии (при которой находились российский император и Король Пруссии) грозило окружение и полный разгром.

В политическом отношении— после поражения под Дрезденом Австрия была уже готова к выходу из VI антифранцузской коалиции, и Миттерних собирался послать своих уполномоченных для переговоров с французами— в случае еще одного крупного поражения VI-я антифранцузская коалиция могла просто развалиться.

Путь французам у Кульма преградил русский отряд графа А.И. Остермана-Толстого,­ куда входили 1я Гвардейская пехотная дивизия генерала А.П. Ермолова и остатки 2го армейского корпуса принца Евгения Вюртембергского— всего 1012 тысяч человек.

В первый день боя, 17го (30) августа 1813 года, французские части, имея почти трехкратное превосходство, постоянно атаковали, но все их усилия разбивались о стойкость русской гвардии. Лейб-Гвардии Семёновский полк упорно оборонялся, но потерял почти тысячу человек. Его второй батальон лишился всех своих офицеров, кроме одного прапорщика, который и занял место командира. В критическую минуту писаря и другие нестроевые чины просили дать им оружие.

Также отличились и Лейб-егеря. Из строя выбыл командир русского корпуса граф Остерман-Толстой, ему ядром оторвало левую руку. Командование русскими частями принял генерал А.П. Ермолов.

Около 17 часов французам удалось добиться успеха в центре позиции. В резерве Ермолова оставалось только две роты преображенцев и семёновцев. И когда казалось, что французам удастся одержать победу, подошло подкрепление— Драгунский и Уланский полки, под командованием генерала Дибича. Они с марша вступили в бой. Следом подошла тяжёлая кавалерия— 1я и 2я кирасирская, 1я гренадерская и 2я дивизии Гвардии.

Через час, к 18.00 генерал Вандам прекратил бесплодные атаки. Русские части потеряли в этот день около 6 тысяч человек, но боевая задача была выполнена— движение союзной армии через горы было обеспечено.

18го (31) августа сражение при Кульме продолжилось. Теперь союзники имели численное превосходство и атаковали французские части с трёх сторон. В результате корпус Вандама был почти полностью уничтожен, сам Вандам с четырьмя генералами сдался в плен, а два других генерала остались на полях под Кульмом.

На следующий день после битвы в присутствии трех союзных монархов был произведен торжественный смотр победоносной русской гвардии, а в приказе, изданном Александром I в Теплице 26 августа 1813 года, говорилось: «В достопамятный день седьмого на десять числа сего месяца, храбрые гвардейские воины покрыли вы себя новыми неувядаемыми лаврами, оказали важную Отечеству услугу. Вы в малом числе удержали и с неслыханным мужеством поразили превосходного в силах врага <...>. Вы грудью своею остановили его, нанесли ему страшный удар, и тем открыли путь к воспоследовавшей потом на другой день совершенной победе»
В плен было взято более 12 тысяч французских солдат и офицеров. Также были захвачены 84 орудия, два имперских орла, пять знамён и весь французский обоз. Как писал русский военный историк А.А. Керсновский: «Кульмская победа сияет славой на знамёнах нашей Гвардии— это была любимая победа Императора Александра Павловича».

Надо отметить, что во время Кульмской битвы при войсках находились и два союзных монарха— Александр I и король Пруссии Фридрих-Вильгельм III, который объявил о награждении русских гвардейцев, которые участвовали в сражении, знаком отличия Железного креста. Однако современники прекрасно понимали, что «знаки сии не кавалерственные, а заменяют только медали». Именно это название закрепилось за знаком отличия Железного креста в России.

Мужественное самопожертвование русских полков под Кульмом было настолько очевидным и впечатляющим, что награды русским генералам, офицерам и нижним чинам довольно щедро после сражения стали давать и австрийский император и, особенно, прусский король.
Поражённый мужеством и стойкостью русской гвардии Фридрих Вильгельм III, лично наблюдавший за ходом сражения, объявил, что награждает всех русских гвардейцев принимавших участие в сражении - солдат и офицеров за стойкость в бою (при этом следует отметить, что солдаты из простых пехотных полков, как то: полки Муромского, Ревельского, Черниговского, Тобольского, Тенгинского, Эстляндского и ряда других, сражавшихся под командованием Евгения Вюртембергского вместе с гвардией, крестом удостоены не были). Единственной солдатской наградой в распоряжении прусского короля был учреждённый в том же году Железный крест, однако он давался только прусским подданным.

Осознав невозможность разом наградить более 10 тысяч человек без принижения статуса ордена Железного креста, прусский король повелел учредить особый наградной знак (в некоторых источниках говорится, что указ о награждении которым был опубликован уже 2 сентября 1813 года). От Железного креста, новая награда, позднее получившая неофициальное название Кульмский крест, отличалась лишь отсутствием даты и вензеля Фридриха-Вильгельма­ на оборотной стороне. При этом вручать его решено было не за личную храбрость отдельно отличившихся в бою солдатам и офицерам, а по полкам, как знак признания заслуг данной Гвардейской части и в память о Кульмском сражении.

Сам знак представлял собой чёрный крест с серебряной ребристой каймой, без надписей и изображений, размером 40х40мм, он являлся единой наградой для всех чинов русской гвардии, принимавших участие в сражении при Кульме 1718 августа 1813 года.
В начале мая 1815 года Кульмские кресты были доставлены в Мемель (ныне литовский город Клайпеда), а в феврале 1816го дано указание из Петербурга переправить награды в столицу.

В апреле 1816 года 443 серебряных Кульмских креста для штаб- и обер-офицеров и генералов и 11120 жестяных— для унтер-офицеров и солдат уже находились в Санкт-Петербурге. Вручение состоялось 25 апреля 1816 года в присутствии императора Александра I в ходе специального парада.

К 100летию Отечественной войны 1812 года и заграничных походов Русской армии 18131814 гг. некоторые полки Русской гвардии изготовили полковые знаки в форме Кульмского креста, в частности таковые имели Лейб-гвардии Егерский, Конно-гренадёрский и Уланский Его Величества полк, так же этот крест украшал мундир Гвардейского флотского экипажа.

Носился Кульмский крест на левой стороне груди вместе с орденами согласно требованию прусской стороны («эти знаки следует носить на левой стороне мундира, так же как орденские звезды»). Однако по статуту он стоял ниже всех других российских орденов, хотя и пользовался в России уважением как знак отличия. Наградных документов (грамот) на Кульмский крест не выдавалось, а розданные кресты по смерти награждённых, оставались в той части, где он служил.
­­
Прoкoммeнтировaть
суббота, 8 апреля 2017 г.
Тот случай, когда дизель лучше пара. Бюргер 18:16:52
В октябре 1914г. Британская разведка смогла разузнать о том, что Германия вовсю занялась постройкой субмарин «океанского» класса, обладающих большим временем автономности и значительным радиусом действия. Причем их скорость должна была достигать двадцати узлов в надводном положении. Это очень обеспокоило Адмиралтейство, так как самые совершенные на тот момент подлодки Е-класса (вступившие в строй в 1911г) развивали максимум 16 узлов на поверхности. И проблем была в том, что с точки зрения гидродинамики на тот момент Великобритания не могла сделать ничего лучше. Но была еще одна проблема. Двигатели. На субмаринах Е-класса стояли самые мощные (при соответствующих размерах) дизели.

Адмирал Фишер в конце октября 1914г. выдал задание Главному Строителю Флота сэру Юстасу Тэннисону д'Эддинкурту (человек голубых кровей, между прочим!) на постройку скоростного «ответа» германской угрозе. «Oтвет» должен был развивать как минимум 20 узлов на поверхности. На то время,задача по уровню сложности равная пятому постулату Евклида. И тут д'Эддинкурт вспомнил о других типах двигателей. Какая была тяга до дизельной? Правильно, паровая!

Опыт в создании паровых подлодок в Британии уже был. Хоть и незначительный. Летом 1913 года кораблестроители получили разрешение на постройку экспериментальной подлодки «Свордфиш» с паровой турбиной вместо обычного дизеля. Первый блин, как водится, пошел комом и подлодка использовалась только, как учебная. Ибо ее надежность, мягко говоря, отсутствовала. Также опыт в установке паровой двигательной установки на субмарину имели французы. В 1912г они спустили на воду подлодку «Архимед». Она даже участвовала в совместном с Королевским Флотом патрулировании Средиземноморья. Но из-за «шикарной» надежности французы от греха подальше отбуксировали свое нерадивое творение в учебную часть. А в 1922 году переплавили в металлолом. От стыда, наверное.

И здесь сразу же возникает вопрос: «А зачем вообще такое было строить, раз уже видно, что надежность низкая?» А затем, что у паровой турбины есть свои плюсы. И причем серьезные. Во-первых, это удельная мощность. Турбины тех лет по мощности превосходили все дизеля. Без вариантов. Во-вторых, это стоимость топлива. Уголь для прогрева топки и вода стоили гораздо меньше любых нефтепродуктов. Причем, в случае Великобритании, уголь еще и гораздо доступнее. Дизель приходилось возить с Ближнего Востока. Суэц могли перекрыть турки. А гонять танкера по периметру Африки- это и дорого и опасно. Но уголек-то можно прямо в Шотландии выкопать. Выгодно? Несомненно! А надежность можно и повысить, не зря же инженеры свой хлеб едят.

Прикинув все плюсы, в июле 1915г Адмиралтейство разместило заказ на постройку первых четырех субмарин на верфях фирмы Виккерс и в Портсмуте (по две на каждой верфи). Так были рождены подлодки класса «К».

6 мая 1916 г со стапелей Виккерса сошел первенец - К3. Подлодку сразу же отправили на ходовые испытания в Северное море. Причем без оружия и с минимумом экипажа. «Троечка» выжала 21 узел. И это не смотря на волны и не самую лучшую погоду. А в штиль и все 24 узла (44 км/ч). Рекорд побитый лишь ядерными субмаринами. Надводная скорость на уровне эсминца!! А довоенные корабли (кроме торпедных катеров) вообще не смогли бы уйти от такого быстрого преследователя. Адмиралтейство дружно излучало килотонны счастья в атмосферу от такого успеха. Самая быстрая подлодка в мире - это вам не это! Заказ немедленно увеличили до 17-ти лодок. И понеслась.

Для своего времени, подлодки типа «К» были настоящими громадинами. В 103 метра длиной при надводном водоизмещении в 1980 тонн и подводном в 2660, они были больше тогдашних эсминцев. На поверхности такую громадину приводили в движение две паровые турбины с приводом от двух бойлеров общей мощностью 10 500 лошадей. Что, в свою очередь, заряжали кислотно-свинцовые аккумуляторы для четырех электромоторов, что вращали два винта диаметром в 2,29 м. Этого хватало для того, чтобы разогнать всю эту радость до девяти узлов (16,67 км/ч) под водой. А больше и не нужно было, ведь под водой «К»-подлодки должны были бы находится только перед атакой. При этом рабочая глубина погружения составляла 50 метров.

Отдельного упоминания заслуживает вооружение. 10 450мм торпедных аппаратов. 4 торпедных аппарата в носу и 4 в корме. По 12 торпед на каждый. Огневая мощь во все стороны равна, четко. Артиллерийское вооружение состояло из трех 76,2мм и одной 102мм пушки. С эсминцами бороться самое то. «А где еще два ТА?»- можете вы спросить. А на корпусе! Англичане приняли фееричное решение – установить двухтрубный ТА от эсминца на корпусе лодки. А что, бмит торпедами с борту очень даже хорошо. Правда перезарядка занимала очень много времени. Ибо неудобно. Еще одним интересным вооружением «К» класса было устройство для сброса глубинных бомб. Уникальное решение. По замыслу конструкторов, его должны были использовать, когда подлодка проплывает над противником. Правда в бою это чудо ни разу не применили, возможности не было.

А теперь мы подходим к самой интересной особенности это лодки. К двигательной установке. Паровая турбина с приводом от бойлера на сырой нефти. Да, от угольного «разогрева» пришлось отказаться.Слишком много угля пришлось бы таскать с собой. Хотя по личному ходатайству адмирала Фишера и поставили аварийный дизель. Так вот,веселье с двигателем начиналась с компоновки. За отделением управления сразу же последовательно размещались: бойлерная, турбины и моторное отделение. Соль в том, что стенки бойлерной напрямую соединялись с отделением управления. И в надводном положении в бойлерной был настоящий филиал Ада. Именно поэтому в корпусе были ходы для обхода бойлерной. А вот в отделении управления тоже было жарковато, прямо как в первых английских танках Mark I. Так что в дополнение к ванной (да, к ванной с паровым подогревом!!) экипаж получал еще и парилку. Над бойлерами в корпусе были вырезаны 6 отверстий- два под трубы (по 93,8 см диаметром) и 4 воздухозаборника. При погружении трубы с помощью электропривода убирались в герметичную надстройку за боевой рубкой. Причем занимали все эти манипуляции минимум 5 минут. Тактической гибкости не очень способствовало. Для погружения вся эта благодать должна была намертво герметизироваться, а бойлеры отключатся. Иначе был огромный риск набраться воды по самое не балуй. Для полноты счастья, бойлерная была необитаема при погружении. Так, что шансов задраить люки при протечке было маловато.

Бойлеры фирмы «Ярроу» тоже были источником веселья. Суть в том, что бойлеры адекватно функционируют лишь при более-менее устойчивом положении судна. Иначе привет аварии. Вот только субмарина, по сравнению с обычным кораблем, не очень «стабильна». Тут вам и сильная тряска, и перепады давления и еще много веселья. Так, что бойлеры на подлодках «К» класса часто просто разрывались. Причем прямо вовремя обслуживания. Спасибо системе поддержания давления пара. Под водой она тоже любила спонтанно радовать экипаж протечками и взрывами.
Мореходные характеристики тоже были на высоте. А все из-за того, что ребятки из Строительного Бюро Флота тупо поленились сделать массо-габаритную модель и элементарнейшим образом пустить ее в корыто с водой. Да, мореходность была рассчитана только теоретически. И учитывая, что до этого никто особо паровые турбины на подлодки не ставил- вышло весело. Эти подлодки любили подныривать под набегающую волну, доставляя море радости всем на мостике. И не забываем о бойлерах! Через трубы прямо в котлы могло зайти немало воды, принося экипажу море веселья с двигательной установкой. Чтобы избавится от этого, все подлодки «К» класса оборудовали полым «горбом» на носу. Что не очень сказалось на гидродинамике судна.

Еще веселее было при погружении. Благодаря огромной для своего времени длине и массе, «К»-лодки буквально падали канем вниз при заполнении балластных цистерн. Потеря контроля за погружением была обычным явлением. Что вело к втыканию носом в дно и, что еще хуже, к погружению на критическую глубину. К счастью, субмарины этого класса оперировали в основном в Северном Море. Там с глубиной не очень сложилось.

Как видите, Королевскому Флоту достались весьма «экстравагантные» судна. А вот их экипажам было не до смеху. 59 человек (6 офицеров и 53 нижних чина) фактически были камикадзе, каждый раз выходя в море они могли больше не вернутся. И хотя на войне это было нормой, то они гибли от своей же подлодки. Именно поэтому, даже несмотря на добровольный набор на эти подлодки и повышенное материально-денежно­е обеспечение, моряки Его Величества были готовы служить хоть на корыте, лишь бы не на ЭТОМ. Сами моряки говорили,что «К» в названии класса означает «Катастрофа»

А теперь вкратце о карьере «К»-класса.
К3- в январе 1917 г на патруле возле Скапа-Флоу у нее взорвался один бойлер, дошла до базы на запасном дизеле и электромоторах. Больше не воевала, списана в утиль в 1921г.
К1,К4 и К6 столкнулись возле побережья Дании 17 ноября 1917г. Экипаж с К1 спас крейсер «Блонд». К4 отнесло штормом к острову Уэнли. К6 почти не пострадала, но через 2 месяца она погрузилась и больше не всплыла.
К11- 6 декабря 1917 г во время патруля у нее взорвался один из бойлеров. Подлодка еле дошла до базы, больше не воевала. Списана на в утиль в ноябре 1921г.
К13- не смогла всплыть 29 января 1917г возле острова Гарелох, Шотландия. Весь экипаж погиб. Моряки до последнего боролись за жизнь. В Карингфорде, Новый Южный Уэльс в память о трагедии установлен мемориал.
К14 из-за неполадок с рулевым управлением протаранила К22 19 января 1918 г. Обе субмарины сильно пострадали и более не принимали активного участия в патрулировании.
К17- села на риф 31 января 1918 г. За 8 минут она полностью набралась воды. Весь экипаж погиб.
Субмарины К5, К2, К29, К12, К15, К16 потонули в мирное время на учениях с 1919 по 1926г., забрав на дно 354 моряков…
Подлодки К8, К9, К10 особо не участвовали в боях и были проданы в 1924-26гг.

Единственной «повоевавшей» подлодкой стала К7. 16 июня 1917г она обнаружила немецкую подлодку U-95 и начала преследование. Британцы стремительно догоняли «Unterseeboot», но немцы смогли реализовать преимущество в скорости погружения уже на критической дистанции. В ходе погони К7 выпустила 5 торпед. Лишь одна достигла цели. И взрыватель не сработал. Немцы смогли уйти под водой.

Так вот отвоевали революционные по задумке и несуразные в исполнении субмарины Королевского Флота. Они забрали больше жизней британских подводников чем все противники и невзгоды Первой Мировой.

А вместо заключения, слова адмирала Фишера: «Ставить паровой двигатель на подлодки было нашей худшей идеей…»
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
Еще одной из последних потерь стало вот что. схож с судьбой Вирибус Унитис Бюргер 14:00:16
9 ноября 1918 года броненосец «Британия» был торпедирован немецкой подводной лодкой UB-50 и затонул у мыса Трафальгар. По броненосцу было выпущено четыре торпеды три из которых прошли мимо, но четвёртая торпеда из залпа подводной лодки UB-50 попала в среднюю часть корабля. Корабль получил крен 10 на левый борт. Второй взрыв вызвал пожар в погребах 9,2 дюймовых снарядов и взрыв кордита. Корабль оставался на плаву ещё порядка 2,5 часов, после чего затонул. С тонущего корабля было спасено 712 человек из которых 39 офицеров. Погибло 50 человек, 80 было ранено.

Броненосец «Британия» стал последним английским боевым кораблем потопленным во время Первой мировой войны. Два дня спустя было подписано компьенское перемирие положившее конец Первой мировой войне. Гибель броненосца «Британия» стала аллегорией гибели британского морского владычества.
Прoкoммeнтировaть
Гибель "VIRIBUS UNITIS" Бюргер 13:57:32
Одной из последних жертв Первой мировой войны на море был флагманский корабль бывшего Австро-Венгерского флота Viribus Unitis (лат. "В единстве сила").
Корабль затонул без сражения, в середине гавани хорватского города Пула, с Хорватским флагом на мачте! Эта трагическая история конечно заслуживает внимания.

Как известно, осенью 1918 года Австро-Венгерская империя разваливалась. 6 октября 1918 года в Загребе, было создано государство СХС (государство Сербов Хорватов и Словенцев). Император Карл I своим указом передал весь Австро-венгерский военный и торговый флот, со всеми гаванями, арсеналами и укреплениями государству СХС.

31-ого октября в гавани Пулы в последний раз был проигран гимн Австро-Венгрии. В то время как красно-белые Австро-венгерские флаги спускались с мачт кораблей в гавани, гимн "Gott erhalte unseren Kaiser" звучал посмертным.

Жесткий и холодный адмирал Миклош Хорти передал военный флот представителям Национального Совета СХС из Загреба, и спустив флагманский флаг Австро-венгерской империи покинул корабль. А затем - тысячи хорватов в гавани начали петь Хорватский гимн - "Lijepa nasa". После того как гимн был проигран, на мачтах кораблей были подняты Хорватские флаги.

Человеком, который в 5 часов после полудня 31-ого октября 1918, принял флот, был командующий Viribus Unitis, Джанко Юкович Подкапельский. Это был замечательно способный и уважаемый солдат и моряк. Национальный Совет СХС передал флот адмиралу, и послал ноты правительствам Франции, Великобритании, Италии, Соединенных Штатов Америки и России, в которой было сказало, что государство Словенцев, Хорватов и сербов не было в войне с каждой из упомянутых стран и что Совет принял полный Австро-венгерский флот.

Позже, ночью, в то время как команды праздновали на их ярко освещенных кораблях, в 22:13 итальянская торпедная лодка MAS 95, в нескольких милях от Пулы, послала крошечное судно к гавани. Судно, называемое Mignatta (Пиявка), несло двух диверсантов и две 200 кг мины. С итальянских агентов в Пуле, судно прошло через все сети, заграждения, и другие препятствия, помещенные при входе гавань. Перед рассветом, среди ярко освещенных судов, диверсанты Rossetti и Paolucci выбрали самый большой корабль в качестве цели

Около 5 часов облачного утра 1-ого ноября 1918, они были обнаружены, и подняты на Viribus Unitis. Перед этим диверсанты поместил мины под адмиральским судном. Когда они были подняты на борт, они сказали все офицерам и адмиралу. В то время как в ужасе, тревоге, беспорядке, сотни моряков бежали и наталкиваясь друг на друга глубоко внутри судна и на палубе, заключенные были перемещены на соседнее судно Tegetthoff.

Прогремел взрыв. Угольные бункеры судна были пусты, так что взрыв не был облегчен. В 6:10, 1-ого ноября 1918, адмиральский линкор водоизмещением 21 000 тонн Viribus Unitis, с Хорватским флагом на мачте, разорванный на части и повернутый на бок быстро погружался с 300 членами команды и с адмиралом Вуковичем, на глазах испуганных жителей Пулы. Джанко Юкович Подкапельский, пробыл командующим Хорватского флота только 12 часов. Он был замечен в последние моменты агонии судна, смирно стоящим на командирской рубке в ожидании смерти...

Четырьмя днями позже, Итальянские отряды вошли в Пулу (Франция и Великобритания, позволили Италии занять большую часть Хорватского побережья, в качестве награды за участие в войне на их стороне). Итальянские водолазы затем взорвали судно, и подняли несколько его частей. Главная мачта могла бы все еще быть замечена в последнем 1950-е, на глубине приблизительно 15 метров, но после исчезла. Это было та же самая мачта, на которую в то роковое ноябрьское утро был повешен Хорватский флаг. Имеются все еще некоторые части судна, оставленного на основании. Они не были восстановлены, поскольку они не причиняли проблем другим судам, использующим гавань.

На вопрос, знали ли итальянцы относительно ноты посланной им перед нападением, никто никогда не ответил. Диверсанты добровольцы, R. Rossetti и R. Paolucci сумели сбежать во время хаоса. Они возвратились в Италию как национальные герои, и получили золотые медали, а также 1, 300. 000 лир каждый.

Захватывающие события обычно позже добавляются несоответствующими действительности фактами, чтобы изменить значение события. Та же самая вещь случалась с историей гибели Viribus Unitis. А именно, благодаря Сербскому лобби, распространяющему ложь относительно Хорватии, часто упоминается о том, что команды судов в Пуле 31-ого октября 1918, после снятия Австро-венгерских флагов, поместили бумажные полосы со словом 'Югославия' на своих кораблях, потому что флот стал Югославским!!! Однако, название Югославия появилось в 1929 - 11 годами позже. До тогда государство называлось Королевством SCS.
Забавно другое: зачем итальянцы утопили австро-венгерский линкор, который должен был быть флагманом Югославского флота.
Прoкoммeнтировaть
Кто на что рассчитывал, ввязываясь в первую мировую войну? Бюргер 13:53:37

Генеральные штабы всех противостоявших держав, действовавшие под сильным влиянием немцев, рассчитывали на блицкриг (во Франции такой подход усугублялся исторической практикой сокрушительных ударов Наполеона). Это означает, что каждая из наступающих сторон имела свой собственный план реализации блицкрига.

Германцы рассчитывали на тяжелую артиллерию, господствовавшую на поле боя и высокоманевренный характер наступления согласно «Плану Шлиффена».

Французы необоснованно рассчитывали на высокие боевые качества своего 75-мм орудия, а также на освободительный в отношении Эльзас-Лотарингии характер войны, долженствовавший придать войскам дополнительный порыв. Неудивительно, что французское военное руководство рассчитывало выиграть войну только полевыми войсками – без подготовки значительных резервов в тылу уже в ходе развертываемых боевых действий.

Австро-венгры, изменившие за полгода до конфликта свое оперативно-стратеги­ческое планирование войны против России, были уверены в выигрыше генерального сражения в Южной Польше и Галиции. Затем, при поддержке немцев, которые должны были занять Париж и вывести из войны Францию, победа над Россией представлялась несомненной.

Русское военное руководство, зависимое от союзных обязательств (вторжение в Восточную Пруссию на 15-й день мобилизации), не имевшее столь сильной техники, как союзники и противники, малоподготовленное к войне на высшем уровне, строило свои планы на численности войск. Выбор русских военачальников был невелик – первый эшелон вторжения во имя достижения победы при техническом неравенстве должен был включать в себя лучших людей.

Кадровая армия накануне войны насчитывала 1,423 млн. чел., а в ходе мобилизации было призвано еще 3,115 млн. чел. запасных нижних чинов и 800 тыс. ополченцев 1-го разряда.

Следовательно, в начале войны Российская империя выставляла около 5,5 млн. чел., из которых почти 2 млн. немедленно отправлялись на фронт. При первой мобилизации в ряды Действующей армии было призвано 97% обученных военнообязанных, причем во имя усиления качества пехоты в строй рядовыми ставили унтер-офицеров запаса. Поэтому в 1914г. русская пехота и показала столь блестящую стойкость в боях. Однако ценой стало уничтожение лучших кадров, как перволинейных, так и запасных в первые полгода войны.
Прoкoммeнтировaть
О том. как пренебрежение техникой меняет историю, *недописано* Бюргер 13:52:17
«Бронеавтомобиль «Австро-Даймлер» (Austro-Daimler Panzerwagen 1905 г.) один из первых в мире бронеавтомобилей»

Австро-Венгерский бронеавтомобиль «Австро-Даймлер» (Austro-Daimler Panzerwagen 1905 г.) был один из первых в мире бронеавтомобилей, сочетавший в конструкции ряд прогрессивных новшеств, но не нашедший применения из-за… поразительной косности власть имущих.

Ещё в 1904 году Пауль Даймлер, подданный Австро-Венгрии, приступил к разработке совершенно нового образца вооружений для армии своей страны. Его бронеавтомобиль был готов уже в 1905 году и для своего времени был машиной исключительно передовой — чего стоит только сборка корпуса из специальным образом изогнутых, крупных деталей, для лучшей сопротивляемости проникающему действию пуль.

Броневик имел полный привод, полностью закрытый бронекузов и даже башню кругового вращения. Забегая вперед, стоит отметить, что некоторые из этих новшеств вошли в норму при серийном изготовлении бронеавтомобилей, только спустя многие годы после выпуска «Австро-Даймлера».
Однако машину выдающуюся по всем параметрам ждала чрезвычайно грустная судьба — в 1906 году на маневрах, когда броневик должен был быть представлен самому Императору Австро-Венгрии Францу Иосифу I, случился конфуз. Рев двигателя «Австро-Даймлера» напугал лошадей высокого начальства (в том числе и Его Высочества), после чего Франц Иосиф произнес нечто вроде: «подобным машинам и сейчас и впредь на войне не место«. Излишне говорить, что после такой «отповеди», Пауль Даймлер не мог и мечтать о каком-то внимании со стороны военного ведомства Австро-Венгрии. Не спасла детище Даймлера даже «модернизация» машины на ходу с установкой двух пулеметов в башне вместо одного.

До самой Первой Мировой войны, вопрос о принятии броневиков в Австро-Венгрии даже не поднимался.

Бронеавтомобиль «Австро-Даймлер» сделан из катаных бронелистов толщиной 3-3,5 мм, что о тем временам обеспечивало защиту от ружейного огня на расстоянии до 100 метров. Корпус имел в основе каркас из стальных уголков, бронелисты на который крепились заклепками.

Моторное отделение располагалось спереди, за ним шло отделение управления (рабочее место командира и водителя), а боевое отделение располагалось в задней части машины (рабочее место стрелка) и было оснащено бронированной куполообразной башней кругового вращения. Места командира и водителя были оборудованы смотровыми люками в лобовом бронелисте и общим прямоугольным люком на крыше, для обзора местности на марше.
Двигатель «Австро-Даймлера» — карбюраторный 4-цилиндровый Daimler жидкостного охлаждения рабочим объёмом 4410 см. Подвеска зависимая, на листовых рессорах. На обоих мостах использовались односкатные спицованные колёса, колёса переднего моста имели бронеколпаки и прикрывались сверху бронекрыльями, а колёса заднего моста, колпаков не имели, но были до половины прикрыты бортовой бронёй машины.
Прoкoммeнтировaть
Очерки касаемо Венгерского восстания 1848 года(да, веселья в 1848 году хватало) Бюргер 10:51:59
На момент вмешательства русской армии в мае 1849 года венграм удалось создать вполне боеспособную, массовую и хорошо вооруженную армию. Отчасти это объясняется тем, что венгры традиционно занимались военным ремеслом, тогда как податным сословием были славяне. На стороне венгров была вся либеральная европейская общественность, которая видела в их выступлениях проявление национально-освобод­ительной борьбы. Равным образом венгерская армия была проникнута высоким патриотическим пафосом и пользовалась поддержкой местного венгерского населения. Однако венгерская армия не смогла эффективно противостоять русским войсками и продержалась лишь 2 месяца.

Русская армия в Венгрии могла оказаться в положении Наполеона, поэтому фельдмаршал Паскевич особое значение придавал не «баталиям», а «маневрам», внимательно следя за сохранностью коммуникаций, лояльностью местного населения и имиджем русской армии. Большую роль в русской армии играли «летучие отряды» (прототип сил быстрого реагирования). Для этого русская армия практически не ввязывалась в крупные сражения, давая возможность местным австрийским войскам громить восставших. В итоге с наименьшим кровопролитием с обеих сторон русской армии удалось добиться капитуляции повстанцев. Вместе с тем обнаружилось техническое отставание русской армии в артиллерии и плохая разведка, что впоследствии предопределило катастрофу Восточной войны 1853 года

Хорошо зарекомендовала себя в Венгерской войны практика дезинформации противника (в основном этим занимались венгры), применение штуцеров и быстрое наращивание вооруженной группировки в одной точке фронта благодаря железным дорогам (так была спасена Вена).
Прoкoммeнтировaть
пятница, 7 апреля 2017 г.
Однако с подлодкой U-9 эпопея не кончилась. Бюргер 10:39:22
В 1919 году, после поражения Германии в войне, страна утратила возможность строить субмарины, а подводная лодка U 9 легендарного Отто Веддигена в числе прочих отправилась на слом. Однако уже через 15 лет, после прихода к власти Гитлера, в строй кригсмарине вступила новая U 9, которая в знак преемственности получила тот же Железный крест на рубке. Этот знак отличия, явно выданный авансом, предстояло оправдывать – и если имя первой U 9 оказалось связано с Веддигеном, то второй лодке принёс известность один из лучших подводников кригсмарине Вольфганг Лют.
Подписанный 28 июня 1919 года Версальский мирный договор подтвердил условия перемирия, заключённого 16 января 1919 года между Германией и Антантой. Сразу несколько статей договора оговаривали полный и бессрочный запрет на строительство подводных лодок – Германия была лишена права иметь и строить субмарины даже в коммерческих целях. Но немцы не могли смириться с потерей возможности обладать оружием, которое столь эффективно зарекомендовало себя в годы войны, и утратить опыт и знания, накопленные в процессе строительства подлодок. Для этого им было необходимо найти нестандартное решение этой проблемы.
По тайной инициативе командования рейхсмарине в июне 1922 года в Гааге (Голландия) была зарегистрирована фирма «Голландское предприятие – инженерная контора по судостроению» (N.V. Ingenieurskantoor voor Scheepsbouw, или сокращённо IvS). По сути, она являлась ширмой для немецкого конструкторского бюро, созданного для проектирования и строительства подлодок за рубежом. За время своего существования IvS принимала участие в строительстве субмарин в разных странах, включая Финляндию. Именно в последней был реализован проект «Лилипут», в рамках которого была построена малая подводная лодка CV 707, вошедшая в строй ВМС Финляндии под названием «Весикко» (Vesikko – фин. «норка»).
В дальнейшем финская субмарина стала прототипом для немецких лодок типа IIA, которые были введены в строй сразу после отказа Гитлера выполнять условия Версальского мира. Спустя короткое время немцы доработали проект этих лодок, создав модифицированный тип IIB со следующими характеристиками:
Водоизмещение (надводное/подводно­е) – 279/329 тонн;
Силовая установка – дизельные двигатели 2350 л.с., электродвигатели 2205 л.с.;
Скорость (надводная/подводна­я) – 13/7 узлов;
Длина корпуса 42,70 м;
Диаметр корпуса 4,10 м;
Осадка 3,80 м;
Вооружение: три носовых торпедных аппарата, 5 торпед калибра 553 мм.
Железный крест, выданный авансом
Лодка, получившая при вступлении в строй кригсмарине 21 августа 1935 года порядковый №9, была именно такого типа. Первым командиром лодки был капитан-лейтенант Ганс-Гюнтер Лоофф (Hans-Gnther Looff). В знак признания заслуг Веддигена командующий кригсмарине гросс-адмирал Редер специальной директивой закрепил за новой лодкой под таким же номером право на Железный крест по обеим сторонам рубки, включая и знаки отличия Первой мировой войны на нём (императорская корона, буква «W» и цифры «1914»). С начала вступления в строй флота и до конца 1939 года U 9 входила в состав флотилии «Веддиген», которая 1 января 1940 года была переименована в 1-ю флотилию подлодок. До начала войны после Лоофа лодкой командовали капитан-лейтенанты Вернер фон Шмидт (Werner von Schmidt) и Людвиг Матес (Ludwig Mathes) – последний и вывел U 9 в первый боевой поход.25 августа 1939 года U 9 вышла в море из Вильгельмсхафена. Международная обстановка накалялась, Германия готовилась развязать Вторую мировую войну, и её вооружённые силы, включая и военно-морской флот, были приведены в состояние повышенной боевой готовности. Согласно плану «Ulla» (минирование английских портов и противодействие торговому судоходству и военным кораблям), в Северное море было направлено 14 лодок, включая U 9, которые заняли позиции в ожидании приказа. До 1 сентября субмарины соблюдали скрытность, уклоняясь от встреч с торговыми и рыболовецкими судами, и вели наблюдение за погодой.
С нападением на Польшу ситуация изменилась: лодки получили приказ быть готовыми к действиям и заняли боевые позиции. 3 сентября Англия объявила войну Германии, и операция «Ulla» началась. U 9 присоединилась к U 19, находившейся у восточного побережья Шотландии – перед лодками ставилась задача атаковать британский флот. Но ничего существенного не произошло, и, досмотрев несколько нейтральных судов, Матес 15 сентября вернулся в Киль. Там спустя четыре дня его сменил в должности капитан-лейтенант Макс-Мартин Шульте (Max-Martin Schulte), а лодка была поставлена на ремонт, который продлился месяц.
Под командованием Вольфганга Люта
30 декабря 1939 года для U 9 произошло событие, которое сыграло в её истории большую роль: на ней вновь сменился командир, которым стал обер-лейтенант цур зее Вольфганг Лют (Wolfgang Lth). Впоследствии он стал одним из известнейших подводников, асом номер №2 и обладателем практически всех высших наград Германии того времени. На U 9 он начинал свою карьеру командира, поэтому если первая U 9 вошла в историю как лодка легендарного Веддигена, то вторая стала легендарной уже потому, что ей командовал Лют, хотя ничего особо выдающегося под его командованием она не совершила. Чем было для Люта это назначение? Вот что пишет его биограф Джордан Воуз:
«Между Отто Веддигеном и Вольфгангом Лютом сходства … было мало. Лют был человеком совсем иного склада. Он пришёл на лодку, освящённую традициями, и для него всегда было тяжким бременем, действительным или воображаемым, жить в тени Веддигена». Однако Лют справился с этим бременем, добыв свой кусок славы.
В первый поход с новым командиром U 9 вышла 16 января 1940 года из Киля через канал кайзера Вильгельма в Северное море. В отличие от Веддигена, Лют открыл свой счёт с торгового судна нейтральной страны – в ночь с 18 на 19 января им были потоплены шведские пароходы «Фландрия» (Flandria, 1179 тонн) и «Патрия» (Patria, 1188 тонн). Оба парохода шли навстречу друг другу из Гётеборга и Роттердама, совершая рейсы между Голландией и Швецией, и в точке, где их пути пересеклись, «шведов», к их несчастью, ждала U 9.
дальше о ней допишу позже.
Прoкoммeнтировaть
С железным крестом на рубке: зыбкая удача Отто Веддигена Бюргер 10:22:57
U 9 была построена на «Кайзеровской Верфи» (Kaiserliche Werft) в Данциге и вступила в строй германского флота 18 апреля 1910 года. Лодка относилась к типу «U 9» из серии субмарин, оснащённых двигателями Кертинга, и обладала следующими характеристиками:
водоизмещение (надводное/подводно­е), тонн – 493/611
силовая установка – двигатели Кертинга 2300 и 2250 л.с., электродвигатели 2580 л.с.
скорость (надводная/подводна­я), узлов – 14,2/8,1
длина корпуса 57,90 м
ширина корпуса 6,00 м
осадка 3,10 м
четыре торпедных аппарата (два носовых, два кормовых), шесть 450-мм торпед
экипаж 29 человек
Да, и вот представьте себе, что такая небольшая лодочка с водоизмещением в 611 тонн, и имевшая 4 торпедных аппарата стреляющие 450-мм торпедами топит три британских крейсера общим водоизмещением в 36 тыс.тонн
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
вторник, 4 апреля 2017 г.
Комиссары Временного комитета Государственной Думы Бюргер 11:58:50
Для управления министерствами Временный комитет Государственной думы 27 февраля 1917 г. назначил 24 комиссара:


Барышников, Александр Александрович — комиссар по Министерству почты и телеграфа.
Бубликов, Александр Александрович — комиссар в Министерстве путей сообщения.
Волков, Николай Константинович — комиссар в Министерстве земледелия
Востротин, Степан Васильевич — комиссар по продовольственным вопросам.
Годнев, Иван Васильевич — комиссар в Сенате.
Дзюбинский, Владимир Иванович — комиссар на Северном и Юго-Западном фронтах,комиссар Временного комитета Государственной Думы
Караулов, Михаил Александрович — областной комиссар, выехал во Владикавказ.
Маклаков, Василий Алексеевич — комиссар в Министерстве юстиции.
Пепеляев, Виктор Николаевич — комиссар в Петроградском градоначальстве.
Ржевский, Владимир Алексеевич — комиссар в Москве.
Савич, Никанор Васильевич — комиссар в Военное и Морское министерства.
Сафонов, Пётр Африканович - должность неизвестна
Шульгин, Василий Витальевич — комиссар над Петроградским телеграфным агентством.
Шингарёв, Андрей Иванович — возглавил Продовольственную комиссию.
(список формируется и уточняется)
Прoкoммeнтировaть
Откуда взялся пикельхельм(пикельх­аубе) Бюргер 09:59:52
Пикельхаубе - подарок от Российской империи для Пруcсии

Пикельхельм был введён в прусской армии в 1842 году по приказу короля Фридриха Вильгельма IV . Долгое время считалось, что пикельхельм — чисто прусское изобретение. Но мало кто знает, что в 1837 г. во время дружественного визита принца Карла Прусского (младшего брата Фридриха Вильгельма IV) в Россию Николай I подарил гостю первый вариант будущей «каски обр. 1844 года» (она ещё была в стадии «инженерного образца», почти овальной формы, с низкими прямоугольными козырьками) и та настолько понравилась Карлу, что по возвращении на родину он начал просить у своего отца Фридриха Вильгельма III провести реформу и одеть в «русские каски» прусскую армию. Однако практичный король Пруссии наотрез отказался проводить не нужную и дорогостоящую, по его мнению, реформу, да и «каски русского образца» не произвели на монарха никакого особого впечатления. Но через три года старый Вильгельм III умирает и к власти в 1840 году приходит его старший сын Фридрих Вильгельм IV, который послушался своего младшего брата и в 1842 году всё-таки вводит после некоторых дизайнерских доработок (пылающая гренада была заменена на остроконечный конус («пику»)) в прусской армии «каску русского образца», раньше, чем в русской армии. Отсюда берёт своё происхождение известное заблуждение о прусских корнях данного вида каски.

Русский вариант был разработан лично императором Николаем I вместе с придворным живописцем, генерал-майором Свиты Его Императорского Величества Л.И. Килем на рубеже 1830-х и 1840-х. годов на основе русской кирасирской каски и древнерусского шлема, впоследствии получивший обозначение «каска обр. 1844 г.». Каска была сделана из очень прочной (помповой) кожи, покрытой лаком, с металлическим шишаком на куполе в виде пылающей гренады, двумя козырьками (передним и задним), подбородочными ремнями с «чешуёй» и гербом по роду войск на лобной части.
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 2 апреля 2017 г.
Царская Россия и шпионаж в 1914 году Бюргер 13:04:21
К началу войны функции органов государственной безопасности в России выполняли три ведомства: военная контрразведка, полиция и жандармское управление. Однако полиция в основном занималась охраной общественного порядка и криминалом, а жандармерия специализировалась на «внутреннем враге», то есть политической и иной оппозиции царскому режиму. В деле противодействия иностранному шпионажу, особенно военному, они не были профессионалами.

Те же, кому полагалось профессионально бороться с неприятельскими шпионами, были созданы буквально накануне войны. Армейская контрразведка в военных округах Российской империи была учреждена только в 1911 году, а отделение контрразведки военно-морского флота создано лишь в мае 1914 года. Именно поэтому немцы до начала мировой войны имели, например, полные сведения о судостроительной программе русского военно-морского флота на Балтике. При этом отделы контрразведки военных округов были крайне малочисленны — так, в мирное время контрразведывательн­ый отдел Киевского военного округа (охватывавшего больше половины современной Украины) насчитывал лишь 19 сотрудников.

Психологически в Российской империи шпионаж все еще не воспринимался как системная опасность, как постоянно действующий вражеский механизм похищения информации. Отношение к «шпионству» оставалось патриархальным, пришедшим из феодально-аристокра­тического прошлого, когда подобная деятельность рассматривалась как некий периодический курьез, недостойный благородных дворян и воинов.

По этой причине в Российской империи начала XX века был самый мягкий «контрразведыватель­ный режим», то есть самые удобные и безопасные условия для деятельности иностранных разведок среди всех крупных держав Европы. Например, с 1910 года и до начала Первой мировой войны в России по подозрению в шпионаже было арестовано 220 человек, из них приговорили к тюремным срокам всего 31. В то же время в Германии за этот же период времени по подозрению в шпионаже было арестовано 943 человека, из них осуждено 117.

И это не считая Австро-Венгрии, тогда большой западноевропейской державы, главной военной соперницы России на юго-западных рубежах. В Австро-Венгрии только в 1913 году за шпионаж арестовали свыше 560 человек, из них осуждены были 80. То есть в России накануне Первой мировой войны выявление иностранной разведдеятельности и раскрываемость дел по шпионажу были в 7–8 раз менее интенсивны, чем у ее потенциальных противников на Западе.

Даже вступив в мировую войну, Российская империя почти год оставалась без единой системы контрразведки. До июня 1915 года все органы борьбы с вражеским шпионажем в тыловых округах и в действующей армии так и не были объединены в единую систему.
­­
Прoкoммeнтировaть
пятница, 24 марта 2017 г.
Бюргер 13:27:59
Запись только для друзей.
вторник, 21 марта 2017 г.
Коротко о исторической канве Гибели Империи.Истоки контрразведки в Российской империи Бюргер 12:13:45
Необходимость профессионального контрразведывательн­ого органа особенно начинает чувствоваться с 1903 года. Именно к этому времени Россия становится объектом усиленного военного шпионажа со стороны Германии, Австро-Венгрии, Англии, Италии и других государств. Но особенно активна в этом плане была Япония, которая усиленно готовилась к военному столкновению с Россией. Сразу возникло несколько неотложных вопросов: при каком ведомстве создавать эту службу, как она должна комплектоваться, на основе каких методов действовать и т. п. Поскольку иностранные шпионы в то время в большей степени проявляли интерес к военному ведомству России, то именно оно и выступило с инициативой создания специального органа контрразведки.
Канцелярия Военно-ученого комитета Главного штаба Военного министерства подготовила проект, который военный министр генерал-адъютант Куропаткин представил Николаю II 20 января 1903 года. Предлагалось учредить особый орган, ведавший розыском иностранных шпионов и изменников, назвав его "разведочное отделение".Государь­ на докладе собственноручно начертал: «Согласен». Разведочное отделение создавалось негласно, «без официального учреждения его», иначе, по мнению его создателей, «терялся бы главный шанс на успешность его деятельности, именно тайна его существования».
Целями ставились: «Деятельность сего органа должна заключаться в установлении негласного надзора за обыкновенными путями тайной военной разведки, имеющими исходной точкой иностранных военных агентов, конечными пунктами лиц, состоящих на нашей государственной службе и занимающихся преступной деятельностью, и связующими звеньями между ними - иногда целый ряд агентов, посредников в передаче сведений».
Исходя из этого, план действий представлялся в следующем виде: первое - определить возможные направления военного шпионажа в России; второе - установить негласное наблюдение за военными агентами (так тогда именовали военных атташе) иностранных государств, аккредитованных в России и являвшихся главными исполнителями разведывательной деятельности; третье - через негласное наблюдение за ними попытаться выйти на российских подданных, имеющих доступ к секретам и снабжающих ими иностранную разведку; четвертое - выявить агентов и посредников, участвующих в передаче информации между военными агентами иностранных государств и российскими секретоносителями. В связи с тем, что военные атташе были аккредитованы в столице империи, то районом деятельности разведочного отделения был определен Петербург и окрестности.
Должность начальника разведочного отделения с целью обеспечения конспирации официально именовалась «состоящий в распоряжении начальника Главного Штаба». Первым начальником отделения стал ротмистр Владимир Николаевич Лавров, переведенный на службу в военное ведомство с должности начальника Тифлисского охранного отделения. Это был профессиональный «сыскарь», хваткий и умевший вести тайный розыск. 26 июня 1903 года Лавров приступил к исполнению своих новых обязанностей в Петербурге. Вместе с ним из Тифлисского охранного отделения прибыли и составили костяк разведочного отделения старший наблюдательный агент губернский секретарь Перешивкин и два наблюдательных агента, запасные сверхсрочные унтер-офицеры Зацаринский и Исаенко. К 1 декабря в штате отделения вместе с посыльным и двумя почтальонами насчитывалось 13 сотрудников. К ним необходимо еще добавить девять человек внутренней агентуры, проходившей по псевдонимам: «Ефимов», «Жданов», «Болотов», «Ивин», «Королев», «Осипов», «Сидоров», «Анфисов» и «Ларионов».
Начальнику разведочного отделения полагалось такое же содержание, как начальникам прочих отделений Главного штаба: жалование - 1500 рублей, столовых - 1500 рублей и квартирных 750 рублей, всего 3750 рублей в год(312руб.50коп. в месяц), что составляло довольно приличную сумму по тем временам. Делопроизводителю отделения в обер-офицерском (младший офицер) звании выплачивалось в год 1250 рублей(104руб. в месяц), а вольнонаемным агентам-сыщикам - по 1200 рублей в год каждому. Ежегодный бюджет отделения составлял 27600 рублей, из них расходы по розыскам (содержание внутренней агентуры и особые вознаграждения) составляли 15000 рублей. Все эти расходы погашали с причислением их к смете Главного штаба под грифом «на известное Вашему Императорскому Величеству употребление». В 1903 году из годовой сметы предполагалось затратить половину ее, то есть 13800 рублей, но, по отчету Лаврова, истратили значительно меньше, так как не удалось полностью укомплектоваться кадрами. В «Отчете об организации и деятельности разведочного отделения Главного штаба за 1903 год» Лавров докладывал, что, несмотря на организационный период, наблюдение в интересах контрразведки велось с первых дней и под ним состояли австро-венгерский военный агент князь Готфрид Гогенлоэ-Шиллингсфю­рст, германский военный агент барон фон Лютвиц, японский военный агент подполковник Мотоиро Акаши, служащий в Департаменте торговли и мануфактур коллежский секретарь Сергей Иванов-Васильев, начальник отделения Главного интендантского управления, действительный статский советник Петр Никандрович Есипов. Были представлены подробные справки о деятельности каждого из указанных лиц, дававшие веские основания подозревать их в шпионаже.
Но особое внимание Лавров сосредоточил на разработке японского военного агента и всех, подозрительных его связей. Активность японского разведчика была понятна: не сегодня - завтра должна была начаться война на Дальнем Востоке. Уже 22 декабря 1903 года через свою внутреннюю агентуру Лавров получил данные о том, что японская миссия всем своим составом готовится срочно покинуть Петербург. Руководство Главного штаба доложило информацию Государю.
Результаты деятельности разведочного отделения по японской миссии в Петербурге не были должным образом оценены. Как следствие - начало войны на Дальнем Востоке для России стало «неожиданным» и «внезапным». В Русской Армии для противодействия японской разведке на театре военных действий не предусматривалось создание специальных органов контрразведки. Эти функции выполняли разведывательные отделения управлений генерал-квартирмейс­теров штабов 1-й, 2-й и 3-й армий на дальневосточном театре. Кроме того, контрразведывательн­ую работу проводили подразделения российской пограничной охраны, в частности, разведывательное отделение Заамурского округа Отдельного корпуса пограничной стражи.
После окончания войны обязанность борьбы с иностранным шпионажем в рамках Российской империи попытались возложить на Министерство внутренних дел. Но это не могло дать положительного результата, так как полиция и жандармерия своими основными функциями считали политический розыск, и в деле контрразведки были не компетентны. Наиболее активно борьбу с иностранными разведками в это время проводили штабы военных округов, располагавшихся на западных границах России. Так, разведывательное отделение Варшавского военного округа, отчитываясь о своей работе по контрразведке перед Главным управлением Генерального штаба (ГУГШ), представило данные на 154 человека, осужденных или заподозренных в шпионаже за период с 1900 по 1910 годы. Достаточно эффективно продолжало действовать и разведочное отделение, перешедшее в 1905 году из Главного штаба в ведение ГУГШ, и возглавляемое по-прежнему Владимиром Лавровым.
В условиях подготовки к Первой мировой войне шпионаж со стороны её будущих участников приобрел глобальный характер. Иностранные спецслужбы расширяли поле своей подрывной деятельности в России, не ограничивая его только территорией столицы. В письме, направленном руководством ГУГШ в августе 1909 года министру иностранных дел, давался «перечень тех консульств и чинов иностранных консульств в России, деятельность которых по шпионству зарегистрирована вне всяких сомнений. Лица эти следующие: 1) Австро-венгерский консул в Киеве Рихард Мешеде и секретарь того же консульства Динтер (особенно активная роль принадлежит последнему). 2) Австро-венгерский генеральный консул в Одессе Алоизий Погачар. 3) Великобританский генеральный консул в Одессе Чарлз Смит. 4) Генеральный консул в Ковне барон Лерхенфельд...». Российская контрразведка располагала точными данными о шпионской деятельности накануне Первой мировой войны консульств Японии, Турции и других стран. Реализация дел по шпионажу в отношении иностранцев завершалась передачей материалов в суд или выдворением из пределов России. Например, в 1910 году был выдворен австро-венгерский военный агент майор граф Спанноки. Это была одна из последних удачных операций, проведенных теперь уже полковником Лавровым. 9 августа того же года Лавров передал дела разведочного отделения своему преемнику полковнику Ерандакову и был представлен к награде за заслуги в «ведении наблюдения за деятельностью иностранных военных атташе в Санкт-Петербурге и по борьбе с военным шпионством в этом городе и его окрестностях». Правительство России, начиная с 1908 года, предпринимало меры к поиску путей создания такой системы контрразведки, которая могла бы охватить своим влиянием всю территорию государства. Созывались несколько межведомственных комиссий, в работе которых принимали участие представители МВД, Военного и Военно-морского министерств. Ключевым и принципиальным для комиссий являлся вопрос, при каком ведомстве создавать систему контрразведывательн­ой службы - при МВД или Военном министерстве. В конечном итоге, в 1910 году предпочтение отдали военному ведомству.
7 апреля 1911 года через Государственную Думу и Государственный Совет прошел закон «Об отпуске из государственной казны средств на секретные расходы Военного министерства». Согласно закону, на разведку и контрразведку целенаправленно выделялось дополнительно 1443720 рублей. Это были немалые средства. Система контрразведки России была образована на основании Положения о контрразведывательн­ых отделениях, утвержденного 8 июня 1911 года военным министром. Согласно Положению, создавались центральный орган и местные отделения.
Всей системой руководил отдел генерал-квартирмейс­тера ГУГШ. Центральный орган контрразведки был представлен Петербургским городским (столица и ее окрестности) контрразведывательн­ым отделением, ставшим преемником разведочного отделения. Местные контрразведывательн­ые отделения, составлявшие основу системы контрразведки, организовывались при штабах военных округов. Это были Петербургское, Московское, Виленское, Варшавское, Киевское, Одесское, Тифлисское, Иркутское и Хабаровское контрразведывательн­ые отделения (КРО). Данная система контрразведки была рассчитана на условия мирного времени, и к концу 1912 года КРО были созданы во всех указанных военных округах, и тем самым завершился второй (после образования разведочного отделения в 1903 году) этап в создании самостоятельных органов российской контрразведки. Петербургское городское КРО в апреле 1914 года было преобразовано в Контрразведывательн­ое отделение ГУГШ (КРО ГУГШ).
Таким образом, Россия сумела заблаговременно приступить к созданию системы органов контрразведки. В этом отношении Германия, по свидетельству самого начальника разведывательного управления германского верховного командования полковника Вальтера Николаи, отстала от России на три - четыре года, создав систему собственной контрразведки только в ходе войны, к тому же скопировав её с российской контрразведки. Третий этап развития организации контрразведки России связан с Первой мировой войной. В правовом отношении это было оформлено Наставлением по контрразведке в военное время, утвержденном Верховным главнокомандующим 6 июня 1915 года. На театре военных действий формировались КРО Ставки (штаба Верховного главнокомандующего)­, КРО штабов фронтов, армий, военных округов. В сентябре 1915 года разрабатывается Положение о морских контрразведывательн­ых отделениях. Учреждал